Ceрия «15»: Торговля людьми в Молдове: «Я не встречала хороших людей»

Слушать /

18 лет назад в Пекине мировые лидеры взяли обязательство улучшить положение женщин и девушек в самых разных областях. Мы, на Радио ООН, решили выяснить, как сегодня в разных странах живётся девочкам-ровесницам Пекинской декларации.

Елена Вапничная из русской службы побывала в Молдове и подготовила серию репортажей. В сегодняшнем материале речь идёт о торговле людьми, которая расцвела в регионе после развала Советского союза. И товаром для преступников всё чаще становятся и девочки-подростки. Посмотрите фотогалерею здесь.

*****

«Эта женщина, у которой я работала, она сказала, что платите, заплатите деньги и пожалуйста, берите, делайте, что хотите с ней. Я когда это услышала, там было окошко, я хотела сбежать, но не смогла, меня просто догнали и потом действительно поиздевались все там 11 человек, поиздевались и было такое, что и нож ставили к горлу, делай, что хочешь, и пистолет и избивали меня, вообще издевались».

13-летнюю Светлану из молдавской деревни продала в рабство женщина, у которой она работала няней. А устроилась она туда, чтобы убежать от постоянного кошмара, в котором жила дома:

«Детство – это самая страшная травма, через которую она прошла. Вы не видели её руки, они все изрезаны. Это результат акцентуации личности и посттравматического стресса».

Лилия Горчаг – психолог в Реабилитационном центре в Кишинёве. Она рассказывает, что Светлана выросла в семье алкоголиков. Когда девочке было восемь лет, родители отдали её напрокат соседу в обмен на обещание простить долг. Сосед с братом изнасиловали девочку. С тех пор по дороге из школы едва ли не каждый день её уже поджидали их друзья… Так продолжалось пять лет, пока она не нашла работу в соседнем селе.

Мы разговаривали со Светланой во дворике здания Международной организации по миграции. На солнышке пели птицы, за забором в детском саду играли дети и то, что рассказывала мне эта светлоглазая девушка с застенчивой улыбкой, казалось нереальным. Девочку отвезли на какую-то квартиру, где держали взаперти:

«Там вообще никаких условий, ни воды, ни еды, ничего. В чём я была, в чём одета была тогда, так меня и привезли туда, так я и была там всё время.. удавалось покушать только в том смысле, когда они приходят, отдыхают, приходило очень много людей, было до 30-40 человек, и я их всех должна была, обязана была обслуживать. Иногда привозили в какие-то дома, завязывали глаза, чтобы я не видела дорогу».

Светлана оказалась в рабстве в собственной стране. Но большинство жертв трафика попадает за рубеж – в Турцию, Эмираты, Ливан, Россию, Украину. По масштабам торговли людьми Молдова занимает одно из первых мест в европейском регионе. По разным оценкам, примерно треть населения страны живёт за чертой бедности, работы нет, цены растут… Больше 25% молдаван работают за границей. Лилия Горчаг говорит, что в сёлах сразу видно, кто заработал за рубежом:

«Вот если вы выедете за Кишинёв, и проедете через определённое село, вы сразу же увидите дома, где вы почувствуете, что люди работают за границей – они красивые, они ухоженные, они такие европейского типа и вы увидите развалившийся забор, скосившийся дом – это бедные. И вот когда траффикёр постучится и скажет: ты знаешь, в Турции продавцом или и точно он уйдёт оттуда с кем- то из женщин. Мало того, и с мужчинами».

И всё же подавляющее большинство тех, кто обманом попадает в сети торговцев людьми – это женщины.

Светлане чудом удалось сбежать от своих мучителей, когда она услышала разговор о том, чтобы продать её в Турцию:

«Я когда это услышала, я вообще стояла наверное минуту в шоке, вообще никого и ничего не слышала, потом перелезла резко через перила и хотела прыгнуть со второго этажа, я когда прыгнула».

Но и после побега Светлане ещё не раз пришлось пережить и страх, и предательство. В конце концов она нелегально перебралась на Украину, где нашла родственников. Они дали ей приют и тепло, которого она никогда не знала. В Реабилитационный центр в Кищинёве Светлана попала, после того как её задержали при переходе границы: она решила вернуться в Молдову, чтобы оформить документы. Но девушка даже рада этому:

«Я не верила, не думала, что есть ещё хорошие люди, я не знала, что такое хороший человек, потому что я не встречала хороших людей на своём пути в жизни, но потом, когда я поехала за границу, я немножко отошла, я увидела, что есть хорошие люди, есть к кому обратиться».

Но психолог Лилия Горчаг объясняет, что до хэппи-энда ещё далеко. Светлане будет трудно вернуться к нормальной жизни:

«У нёе очень низкий уровень знаний, у неё нет навыков жизненных: она не умеет тратить деньги, она не умеет распоряжаться, она не умеет делать покупки, у неё никогда не было в руках больше 5 долларов. Как же она будут работать, как она будет? У неё нет навыков культурно-гигиенических, у неё нет навыков общения, у неё сразу же взрыв, эмоции, плач, истерика».

Четыре месяца пребывания Светланы в Центре для Лилии Горчаг были месяцами кропотливой работы:

«Для меня было очень важно, чтобы избавить её от чувства вины, с которым она росла всю жизнь, чтобы каждый раз говорить ей: это не твоя проблема, это их проблема, это они жестоки, это они безнравственны, ты ребёнок, ты не могла в 8 лет защитить себя и вот сотню раз проходя через это, находя разные способы говорить ей об этом, в конце концов на одной из консультаций, она мне сказала: я понимаю, что я не виновата. Для меня это было большим счастьем как для психолога».

По словам Лилии, за 10 лет через Центр прошли 3 тысячи бенефициаров, как их здесь называют. Подопечные Реабилитационного центра, который поддерживается и правительством, и Международной организацией по миграции, получают не только временную крышу над головой и психологическую и финансовую помощь. Лилия объясняет, что главное – помочь им самим встать на ноги, как говорится, дать не рыбу, а удочку, которой они могли бы ловить рыбу сами. Например, получить профессию:

«Мы делаем реинтеграционный план, где мы говорим: мы будем делать вот это, вот это, а ты – это и это. Когда она свою не выполняет, мы говорим: стоп, мы будем вынуждены прервать помощь. Это стимулирует каким-то образом, ну вот как учитель ученика стимулирует оценкой, так и мы нашей договорённостью».

Тех, кто получает в центре кризисную помощь, не оставляют без внимания и после того, как они готовы вернуться домой или начать новую жизнь, если вернуться некуда. На местах, в районах созданы так называемые мультидисциплинарные команды, в которые входят социальный работник, юрист, психолог, представители системы образования, службы занятости, здравоохранения и правоохранительных органов. Они «принимают эстафету» у специалистов Реабилитационного центра и помогают вернувшимся снова встроиться в жизнь.

*****

И всё же, почему, несмотря на информационные кампании, предупреждающие плакаты, горячие линии, новые и новые жертвы, как бабочки на огонь, летят прямо в расставленные сети? Стелла Ротару из Международной организации по миграции объясняет, что человек, который хочет выехать за границу, как правило, считает, что с ним-то ничего плохого не случится:

«То есть он думает про себя: ну вот, этот приехал, заработал, вот там соседка приехала, тоже всё хорошо. Я тоже трудолюбивый или трудолюбивая, у меня тоже всё получится, я хочу помочь своим детям или своей семье».

Ну а те, кто сумел вырваться из трудового или сексуального рабства, не спешат предостеречь других:

«Никто не будет бегать по селу и говорить: Здравствуйте, я жертва торговли людьми, вот что со мной произошло, пожалуйста, не доверяйте людям, которые вам предлагают сделать паспорт, оплатить дорогу и вы им потом вернёте деньги. Вы можете попасть в такую ситуацию. К сожалению, люди не могут говорить о своём пережитом горе».

Новые власти Молдовы пытаются бороться с трафиком – в партнёрстве с неправительственными организациями, с коллегами из других стран. Об этом мне рассказала министр труда, социальной защиты и семьи Валентина Булига. Но она же признаёт:

«Самое такое лучшее решение – конечно, обеспечить своих граждан рабочими местами, с хорошими зарплатами и помочь людям обустроить свою жизнь и свою семью».

А пока этого нет, попавшим в беду людям помогают такие, как Лилия Горчаг, Стелла Ротару и их коллеги. 16-летняя Светлана хотела бы учиться на повара и в Центре готовы ей помочь. Вот только перестанут ли когда-нибудь ей сниться кошмары?

«Эти воспоминания, вообще находиться на этой территории мне страшно. Я хочу вернуться на Украину, выучиться и жить дальше хорошей жизнью».

Опубликовано в itunes, Серия «15».
Loading the player ...