12 декабря – Международный день нейтралитета

Слушать /

Аксолтан Атаева и Елена Вапничная. Фото Службы новостей ООН

Сегодня в ООН впервые отмечается Международный день нейтралитета. В практике всемирной организации термин «нейтралитет» означает неучастие страны в войне, а в мирное время – отказ от присоединения к военным блокам. Считается, что национальная политика нейтралитета, проводимая некоторыми государствами, может содействовать укреплению международного мира и безопасности как в регионах, так и на глобальном уровне.

Признавая важную роль, которую может играть нейтралитет, в феврале 2017 года Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, установившую соответствующий памятный день 12 декабря. Идея о добавлении в календарь ООН такой даты принадлежит Туркменистану – именно в этот день в 1995 году в ООН был официально подтвержден статус постоянного нейтралитета страны.

О том, как нейтралитет Туркменистана влияет на укрепление мира и стабильности в регионе, некоторое время назад в интервью Радио ООН рассказала Постоянный представитель Туркменистана при ООН Аксолтан Атаева.

*****

AA: C 12-го декабря 1995 начался для Туркменистана отсчет нового времени в качестве нейтрального государства. Прежде всего, мы видим в ООН своего главного партнера и союзника, поэтому мы предоставляли свои возможности для организации нескольких раундов межтаджикских переговоров, для переговоров по Афганистану.

Сам регион еще интересен тем, что, несмотря на свои ресурсные богатства, мы все-таки имеем проблемы. И, прежде всего, для нашей страны, для соседнего Узбекистана это проблема воды. Мы имеем огромные территории, развитое сельское хозяйство, и потребление воды, конечно, намного выше, чем наши возможности. Поэтому этот вопрос мог бы быть потенциальным конфликтным вопросом.

Неопределенный статус Каспийского моря. Море богато ресурсами. Прибрежными государствами являются пять государств: Россия, Иран, Туркменистан, Азербайджан и Казахстан, поэтому надо было решить и этот вопрос. Вопрос экологии моря, вопрос территориальной принадлежности, вопросы использования морского транспорта и т.д.

Поэтому в связи с тем, что много таких нерешенных вопросов и плюс еще неспокойное соседство, мы выдвинули инициативу об открытии Регионального центра превентивной дипломатии. Это был первый центр в мире, он сыграл, конечно, очень важную роль. Прежде всего, удалось наладить диалог между пятью лидерами по всем нерешенным вопросам, возникающим в нашем регионе. И рождались хорошие инициативы: инициативы по безъядерной зоне в Центральной Азии, очень много инициатив, связанных с сохранением экологии региона, вопросы Арала, как спасти это уникальное озеро, и другие. Поэтому, конечно же, Центр сыграл свою положительную роль, и нам бы хотелось распространить опыт работы этого Центра, то, как налажен диалог не только между центром и правительствами, но посредством Центра между всеми государствами этого региона, в том числе, и Афганистаном, потому что многие вопросы по Афганистану рассматриваются и обсуждаются в соседнем Туркменистане.

ЕВ: Хочу уточнить: ваш нейтральный статус, означает ли он, что вы не присоединяетесь ни к каким альянсам, международным, региональным и т.д? Но мы не имеем в виду ООН, разумеется?

 AA: Нет, нейтральный статус не означает, что мы не присоединяемся к альянсам. Нейтральный статус государства накладывает на него определенные обязательства. Это невступление ни в какие военные блоки и союзы, не развязывание никаких военных действий ни с кем, в том числе с соседями, за исключением самозащиты. Вот, прежде всего, что означает нейтралитет. Мы рассматриваем наш нейтралитет не просто как площадку ООН – это само собой, это основное наше партнерство – не просто как страна, которая не вмешивается ни в какие военные дела, а мы рассматриваем нейтралитет с позиций позитивного характера, конструктивного характера. Поэтому мы предоставляем все возможности для использования нашей нейтральной площадки, для проведения не только переговоров по мирному урегулированию, но и для различного аспекта вопросов, возникающих сегодня. Это и вопросы энергетической безопасности, это вопросы развития транспорта. Мы провели ряд конференций, приняли две соответствующе резолюции ООН. Это вопросы, связанные с экологией, вопросы, связанные с запрещением каких-то видов оружия. Например, Туркменистан самым первым на постсоветском пространстве присоединился к Оттавской конвенции по противопехотным минам. Мы не поддерживаем, например, использование стрелкового оружия и т.д. То есть в этом плане мы расширяем возможности нейтрального государства и возможности не только для нашей страны, но и предоставляя эти возможности другим странам.

ЕВ: В своем выступлении на Генеральной Ассамблее Вы сказали о том, что совместные проекты в экономической области, социальной, может быть, экологической, могут тоже служить своего рода средством превентивной дипломатии и помочь преодолеть какие-то внешнеполитические разногласия. Вы не могли бы привести примеры?

AA: Конечно. Например, наши отношения с Таджикистаном. Мы знаем, что мы потребляем воду, которая идет из Таджикистана. И взамен мы готовы предоставить наши другие возможности Таджикистану: энергоресурсы, газовые ресурсы. Поэтому сейчас ведутся переговоры по проекту, который будет поставлять газ в Таджикистан через соседние страны. Это один проект. Развитие железнодорожных магистралей, развитие транспортных коридоров – это тоже межгосударственные проекты. Диверсификация поставок газа. Наши проекты с Китаем, наши проекты с Ираном, наш проект ТАПИ, который рассматривается сегодня – это Афганистан, Пакистан, Индия. То есть вот такого рода экономические проекты, они нас связывают, они накладывают определенные обязательства и, конечно же, они могут успешно работать только в мирных условиях. Вот это мы имели в виду, когда говорили, что именно социально-экономическая направленность проекта разрешает многие другие конфликтные вопросы.

Поделиться

Loading the player ...