За счет чего российская экономика вышла из рецессии?

Слушать /

Фото Всемирного банка

Мировая экономика в уходящем году прибавила 3 процента и будет продолжать расти теми же темпами в ближайшие два года. Об этом сообщается в новом докладе, который в понедельник обнародовал Департамент ООН по экономическим и социальным вопросам. Одним из основных факторов, повлиявших на укрепление глобального ВВП стал выход из рецессии таких стран, как Аргентина, Бразилия, Нигерия и Россия. Подробнее о состоянии мировой экономики в интервью Людмиле Благонравовой рассказал эксперт Департамента Григор Агабекян.

*****

ГА: Действительно, по нашей оценке, в 2017 году мировой экономический рост составил около трех процентов, если вычислять его используя рыночные валютные курсы. Если корректировать эту цифру с учетом паритета покупательной способности, то рост будет даже на более высоком уровне – около 3,6 процента. Это самый высокий темп роста, отмеченный с 2011 года.

По сути дела, сегодня все крупные развитые страны отмечают синхронизированный подъем, ускорение экономического роста. Многие позитивные циклические перемены отмечены в Аргентине, Бразилии, Нигерии, Российской Федерации. То есть эти страны вышли их экономического спада. И это объясняет примерно одну треть общего экономического роста в 2017 году. Есть положительные тенденции в мировом промышленном производстве, а также ускорение темпов мировой торговли, что объясняется, в частности, более сильным спросом в Восточной Азии.

Параллельно с этим хотелось бы отметить, что структура роста также изменилась. То есть около 60 процентов роста в глобальном масштабе объясняется ускорением инвестиций. Дело в том, что мировые условия значительно улучшились. Неустойчивость на финансовых рынках была намного ниже. Ситуация в банковском секторе стала лучше во всем мире. Повысились цены на многие сырьевые товары, что сыграло положительную роль для стран-экспортеров сырьевых товаров. Но при этом стоимость заимствований по-прежнему остается достаточно низкой. У стран с формирующейся рыночной экономикой есть достаточно благоприятная возможность заимствовать на мировых рынках. Было отмечено увеличение потоков капитала и трансграничных заимствований, а также рост кредита как в развитых, так и в развивающихся странах.

Думаю, очень важно отметить: то, что мы наблюдаем сегодня – это выход из той ситуации, которая сформировалась после мирового экономического кризиса в 2009 году и кризиса суверенных задолженностей в Евросоюзе в 2010-2012 годах. То есть все предыдущие годы правительства, центральные банки, лица, отвечающие за разработку экономической политики, частный сектор были заняты в первую очередь поиском способов смягчения последствий экономического кризиса и выходов из него.

Но при этом очень важно отметить, что сохраняется большой объем рисков. Это и риск увеличения протекционизма – наблюдаются явные тенденции к протекционизму. Это и вопросы, связанные с нормализацией кредитно-денежной политики, завершением политики количественного смягчения ведущих центральных банков. Наблюдается, к сожалению, повышение рисков, связанных с геополитическими конфликтами, в последние годы – с изменением климата: наблюдается все больше природных катаклизмов, которые приводят к экономическим последствиям. К этому вопросу надо относиться со всей серьезностью.

ЛБ: Вы упомянули, что ускорению глобальных темпов роста способствовал, в частности, экономический рост в России. Что помогло России выйти из рецессии?

ГА: Вклад Российской Федерации в мировою экономику достаточно скромный и составляет менее трех процентов, если подсчитывать его, используя официальный валютный курс. Но, действительно, это один из факторов, которые отражаются на глобальном уровне. Не только в Российской Федерации, но и вообще в странах постсоветского пространства наблюдается усиление экономической активности: из отрицательного экономического роста вышла также Беларусь в 2017 году.

Здесь есть разные факторы. Если вернуться на год-два назад, в 2015-2016 году импульс российской экономике был придан за счет девальвации рубля, за счет более слабого курса рубля и феномена «замещения импорта», в частности, в пищевой промышленности, химической промышленности, сельском хозяйстве, в металлургии и пр. Положительная динамика наметилась в российской экономике уже к концу 2016 года.

В последнем квартале 2016-го года был отмечен положительный рост. Этот ресурс от импортозамещения уже израсходован, но, вместе с тем, в начале 2017 года наметились положительные тенденции в частном потреблении. Есть три фактора, которые это объясняют. Это увеличение кредитования. Это усиление курса рубля и, соответственно, увеличение импорта. И это очень резкий темп уменьшения инфляции.

Увеличение частного потребления было одним из основных факторов экономического роста. Частное потребление составляет около 50 процентов от объема российской экономики.

Кроме того, наметился подъем инвестиций после очень серьезного спада в 2015-2016 годах. Это объясняется укреплением предпринимательской уверенности. В начале 2017 года среди многих предпринимателей уверенность повысилась на почве ожидания улучшения взаимоотношений с Соединенными Штатами после смены администрации, возможной отмены экономических санкций. К сожалению, эти ожидания не материализовались, но, тем не менее, был отмечен подъем инвестиций. Кроме того, положительные тенденции наметились в секторе строительства.

Во второй половине года государственные инвестиции тоже внесли свой вклад, в том числе – за счет подготовки к Чемпионату мира по футболу-2018.

Надо отметить также намного более стабильную ситуацию в банковском секторе, несмотря на то, что там сохраняются серьезные проблемы. Количество банков в России за последние несколько лет резко уменьшилось за счет того, что Центральный банк отозвал лицензию у многих банков, которые были в рискованном состоянии. Тем не менее, совсем недавно потребовалось вмешательство для спасения двух крупных банков, но в целом банковский сектор в намного более стабильном состоянии, чем это было в предыдущие годы.

Естественно, это все также объясняется тем, что цены на нефть, которые резко упали в 2015 году, постепенно восстановились. И, хотя сложно ожидать возвращения цены на нефть и на природный газ к уровню 100-120 долларов за баррель, тем не менее, мы предполагаем, что цена на нефть сохранится примерно на уровне 60 долларов за баррель. Это в каком-то смысле положительный факт, потому что российский бюджет сейчас принимается из расчета цены нефть 40 долларов за баррель. И новое бюджетное правило, которое постепенно внедряется в Российской Федерации, по идее, должно снизить зависимость бюджетных поступлений от флуктуаций цен на нефть.

Но, разумеется, мы видим также большое количество рисков для российской экономики. Они связаны с низкой конкурентоспособностью неэнергетического экспорта, с продолжением экономических санкций и даже их усилением, что еще больше усложняет доступ к международным рынкам капитала. Возможно введение новых санкций. Соединенные Штаты могут рассмотреть санкции, усложняющие заимствования со стороны российского правительства. Все эти вопросы надо принимать во внимание. Экономические санкции создают сложности для таких проектов, как «Северный поток-2» и «Турецкий поток». Кроме того, они усложняют доступ к получению современного оборудования, необходимого в нефтегазовой сфере и для разведки новых месторождений, в частности, в Арктике. Поэтому мы и предполагаем, что в ближайшие годы российская экономика останется на траектории относительно низкого роста, порядка 2 процентов.

Поделиться

Loading the player ...