В ООН рассказали, как допрашивали «норвежского стрелка» Брейвика и террористов Аль-Каиды

Слушать /

Информация, добытая под пытками, редко помогает в расследовании. Фото ООН

Допрос даже самого опасного преступника можно вести в уважительной форме без угроз и унижений. А информация, добытая под пытками, редко помогает продвинуться в расследовании – виновные и невиновные готовы сказать что угодно, лишь бы прекратить мучения.

Выступая в ООН, следователь из Норвегии рассказала о методе допроса, который позволяет «разговорить» подозреваемого без применения насилия. А бывший сотрудник спецслужб США напомнил о результатах решений, принятых на основе ложной информации, добытой под пытками. Продолжение темы в материале Наргис Шекинской.

*****

Нина Холм Андерсен – полицейский из Норвегии. В 2011 году она вела дело «норвежского стрелка» – Андерса Брейвика. Как известно, он взорвал бомбу в центре Осло, а потом расстрелял подростков в молодежном лагере на острове Утейа. Погибло 77 человек. Выступая в ООН, Нина Андерсен вспоминала о первой, самой трудной встрече с террористом.

«Моя цель заключалась в том, чтобы установить контакт с ним, чтобы он почувствовал, что к нему относятся серьезно, его права – не только подозреваемого, но просто права человека – уважают. В соответствии с нашим методом, я начала с того, что предоставила ему право высказаться и объяснить свою позицию».

Нина Андерсен вела себя профессионально и сдержанно, как было предписано в руководстве. Цель заключалась не в том, чтобы унизить человека, а в том, чтобы собрать информацию.

«Следующей задачей было – придерживаться одной темы, и лишь исчерпав ее, двигаться дальше. Я сосредоточила внимание на взрыве. Я спросила его, способен ли он изготовить взрывное устройство и в одиночку совершить то, что случилось».

Метод «уважительного» допроса помог Нине справиться и с провокационными выпадами преступника.

«Во время допроса Брейвик пытался провоцировать меня. Он сказал мне, что женщины более эмоциональны, чем мужчины, и поэтому они не способны справиться с чрезвычайными ситуациями. Я не ответила на это. Просто промолчала. После паузы он добавил: «Не все женщины, конечно»».  

Кому-то такое мягкое обращение с террористом покажется странным, и уж, во всяком случае, редкостью –  на фоне того арсенала пыток, которые применяют в самых разных частях мира.

Верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль-Хусейн напомнил о случаях, когда страны «изобретали» жестокие методы допроса – такие, например, как помещение человека в условия, симулирующие утопление, и другие.

«Людей помещали в тесные контейнеры, вынуждая находиться в неудобной позе на протяжении многих часов, или заставляли биться об эластичные стенки такого контейнера».

Марк Фэллон – американский эксперт, более 30 лет проработавший в государственных органах США, в том числе в качестве руководящего сотрудника структур по борьбе с терроризмом. Выступая в ООН, он напомнил, что после терактов 11 сентября президент Буш позволил ЦРУ применять жестокие методы при допросе подозреваемых в терроризме. По мнению Фэллона, это была большая ошибка.

«На военной базе Гуантанамо был такой заключенный Ибн аль-Шейх аль-Либи, захваченный на одной из учебных баз Аль-Каиды в Афганистане после сентябрьских терактов 2001 года. Его перевели в тюрьму в другой стране, где его пытали. Он был одним из тех, кто заявил о существовании Аль-Каиды в Ираке.

Мне, как человеку, который занимался Аль-Каидой с 90-х, эта информация казалась сомнительной. Она противоречила всему, что нам было известно. И вот такую информацию использовали как основание для стратегических решений. Колин Пауэлл [госсекретарь США 2001-2005 гг.] здесь, в ООН, пытался оправдать решение США о вторжении в Ирак, в том числе, тем, что в Ираке, де, обосновалась Аль-Каида; президент Буш рассказывал об этом американскому народу».

По словам американского эксперта, пытками можно «выбить» признание не только виновных, но и невинных людей.

«С тех пор, как президент Обама пришел к власти и учредил комиссию по изучению эффективности пыток, ученые провели более сотни научных исследований. Эти исследования не засекречены и прошли независимую экспертизу. Так вот – они подтвердили верность заключений и выводов, к которым мы пришли опытным путем в своей работе в полиции: если ты применяешь жестокие методы при допросе, ты можешь добыть информацию, но это, скорее всего, будет то, что ты хотел услышать, а не правда». 

Международное право запрещает пытки и жестокое обращение с заключенными. Соответствующая Конвенция была принята в 1984 году. Однако, как мы видим, ее положения нарушаются.

Бывший Специальный докладчик ООН по пыткам Хуан Мендес, сам переживший пытки будучи «узником совести» в аргентинской тюрьме, заявил о необходимости создания универсального руководства, устанавливающего стандарты ведения допросов методами, которые используют, в частности, в Норвегии.

«Я считаю, что эксперты, практикующие специалисты и активисты должны совместными усилиями разработать практическое пособие по ведению допроса с учетом положений, основанных на фундаментальных принципах международного права в области прав человека и запрета на пытки –такая необходимость назрела».

В Управлении ООН по правам человека поддерживают эту идею. Пока эксперты Управления совместно с коллегами из Департамента по миротворческим операциям разработали такое пособие для миротворческих подразделений ООН. Говорит помощник Генерального секретаря по вопросам верховенства права, возглавляющий соответствующее управление в Департаменте по миротворческим операциям, Александр Зуев.

«Как известно, полицейские ООН играют важную роль в деле предотвращения пыток. И давайте не будем кривить душой – зачастую пытки применяют представители государственных правоохранительных органов. Почему они так поступают? Часто это связано с безнаказанностью, а иногда они просто и не умеют по-другому допрашивать. Я не уверен, что правоохранительным органам – особенно в странах, где идет война, хорошо известно об альтернативной технике ведения допроса, или что они используют эту технику. Но предотвращение пыток начинается с борьбы с безнаказанностью».

По словам Зуева, представители полиции ООН в составе миротворческих миссий сотрудничают с местными коллегами и правительствами, чтобы добиваться наказания за применение пыток. Он также сообщил о необходимости сообщать об этой работе членам парламентов и политикам этих стран. Напомним, Конвенцию против пыток ратифицировали 162 государства.

Поделиться

Loading the player ...