Эксперт: корень подростковых самоубийств – в семейных проблемах

Слушать /
Подростковая депрессия. Фото ВОЗ

Подростковая депрессия. Фото ВОЗ

Каждый год 800 тысяч человек добровольно уходят из жизни. Об этом во Всемирный день предотвращения самоубийств, который отмечается 10 сентября, сообщают эксперты Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). . Многие подростки в разных странах зачастую видят единственный выход в том, чтобы свести счёты с жизнью.

Россия – одна из стран, для которых эта проблема стоит особенно остро. Многие склонны связывать число самоубийств с социально-экономическим положением. Однако, как подчеркивают эксперты, экономические факторы могут усугублять ситуацию, но причиной решения уйти из жизни, как правило, не являются.

Сегодня мы повторяем материал Елены Вапничной, которая попыталась понять – что же заставляет подростков идти на столь радикальный шаг, как самоубийство.

*****

Начнём с хорошей новости: Россия больше не является мировым лидером по подростковым самоубийствам.

«Примерно с середины 2000 годов мы можем констатировать сокращение частоты суицидов. Ну, Россия за это время ушла, скажем, с первого места на третье. Это достижение. Но это слишком маленькое достижение, на котором можно было бы успокоиться, я бы сказала так».

Алла Иванова – один из авторов первого всестороннего исследования масштабов и причин подростковых самоубийств во всех регионах России. Его провели Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ) и Центральный НИИ организации и информатизации здравоохранения. Оказалось, что набор причин суицида российских подростков – универсален. Это и несчастная любовь, и одиночество, и проблемы в школе. Как ни странно, алкоголь не играет тут существенной роли, так же как и социально-экономическое положение.

«Может быть, более важным с точки зрения провоцирования суицида являются не столько экономические проблемы, сколько вот распад неких социальных связей, утрата обществом единых ценностей, целей и перспектив, и экономические трудности могут так сказать, усугублять ситуацию, но сами причиной не являются. Корень всё равно лежит в семейных проблемах. По сводным данным разных исследований до 92% самоубийств, они всё равно упираются в то, что дома нехорошо».

Карина Вартанова из московского бюро ЮНИСЕФ напоминает, что суицидальные настроения возникают и у огромного количетсва взрослых людей.

«Ну процентов у 80, да, хоть раз в жизни человек задумывается, ему бывает настолько больно, плохо и трудно, что он думает – а не лучше ли? В подростковом возрасте, они более часты, такие настроения и такие состояния эмоционально неустойчивые. Кроме того, они не очень воспринимают реальность смерти, как таковую. Им кажется, что они на минуточку покончат с собой, все ужаснутся, они всех накажут, а завтра всё будет так, как было».

В ходе исследования выяснилось, что многие подростковые самоубийства скрываются в других диагнозах – например, передозировка лекарств или наркотиков, несчастный случай, дорожная авария. Алла Иванова:

«И картина получилась, конечно, очень разнообразная по России, но в целом, можно сказать, что уровень суицидов в России, к сожалению, может оказаться ещё выше, чем о том свидетельствует реальная статистика».

А знать о реальных масштабах проблемы нужно, чтобы найти пути её решения. И в первую очередь, по словам Карины Вартановой, надо менять само отношение к подросткам.

«У нас до сих пор очень широко распространён такой репрессивно-диктаторский тон общения с детьми, будь они дети или подростки. Такая у нас традиция, так мы привыкли. Это практикуется в школах, это практикуется в любых учреждениях, которые работают с детьми. Публичное обращение со свободолюбивым уже и тонко чувствующим подростком вот в такой манере может привести к чему – ровно к тому, к суициду. Это я беру только-только один маленький срез».

А нужно совсем немного.

«Изменение интонации в общении с нашими детьми – интонации, я уже не говорю о поступках – уже будет значить очень многое, уже приведёт к очень большому количеству сдвигов. А уж если говорить о том, что среднеарифметический родитель, точно так же как и среднеарифметический преподаватель имеет очень смутное представление о том, что такое суицидальное настроение, что в такой ситуации нужно делать, какого рода специалисты требуются, то понимаете, какая картина».

Карина отмечает, что в стране стали появляться горячие линии, центры психологической помощи, клиники, дружественные молодёжи. Но всё это нужно выстроить в стройную скоординированную систему.

«У меня в голове такая картинка, что вокруг подростка должна быть раскинута такая невидимая, абсолютно невидимая, но присутствующая сетка. Вот как мы прыгаем на батуте и там есть страховочные сетки. Вот точно также должны быть эти страховочные сетки, и они должны состоять из людей, которые очень хорошо ориентируются в том, какие опасности грозят нашим детям».

Поделиться

Loading the player ...