В ЮНЕСКО ждут отчет России о состоянии объекта Всемирного наследия «Западный Кавказ»

Слушать /

Красная поляна. Фото ЮНИСЕФ/МСОП

12 июля в польском Кракове завершила работу 41-я сессия Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО. Ее итогом стало признание особой культурной, исторической или экологической значимости еще 21 объекта. Главная цель Списка Всемирного наследия – сделать известными и защитить объекты, которые являются уникальными в своем роде.

В ходе нынешней сессии эксперты Комитета ЮНЕСКО рассмотрели и приняли проект решения по российскому объекту «Западный Кавказ», который получил статус Всемирного наследия еще в 1999 году. В нем, в частности, содержится просьба к Российской Федерации представить до 1 февраля 2018 года отчет о состоянии и планах развития территории.

Что встревожило международных экспертов? Об этом Наталии Тереховой рассказал Вячеслав Мороз, пресс-секретарь обособленного подразделения «Российский Кавказ» Всемирного фонда дикой природы.

*****

НТ: Сегодня в Кракове завершилась 41-я сессия Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО. Как мы понимаем, было принято некое решение по объекту Всемирного наследия «Западный Кавказ». Вы не могли бы нам рассказать, что беспокоит экспертов Комитета ЮНЕСКО?

ВМ: Первое, что беспокоит экспертов Комитета ЮНЕСКО по объекту «Западный Кавказ», и то, что было заявлено в решении – это планы по строительству в районе плато Лаго-Наки. Это было прямо прописано четко. В этом же решении отмечается обеспокоенность по поводу недавних изменений в законодательстве Российской Федерации, которые могут повлечь за собой ослабление режима охраны заповедных территорий. Речь идет о целой серии принятых законодательных актов, таких, как изменения в положениях о Сочинском заказнике и Сочинском национальном парке, которые позволяют развивать объекты рекреации на этих особо охраняемых природных территориях. Далее речь идет о законе, принятом год назад, в июне 2016 года. Это поправки в закон об особо охраняемых территориях. Эти поправки позволяют создавать внутри особо охраняемых природных территорий так называемые «биосферные полигоны», где разрешено вести капитальное строительство, прокладывать необходимую для этого строительства инфраструктуру. И все это – в целях развития туризма и спорта. Тут важно отметить, что в мировой практике такие полигоны выделяются, но они выделяются за пределами «биосферного резервата» – то есть ядра заповедника. В России это, к сожалению, не так. Плюс – есть обеспокоенность по поводу планов развития горнолыжных курортов, принадлежащих компаниям «Газпром» и «Роза Хутор», которые располагаются в Красной поляне. Слушания по этим планам проходили в декабре 2016 года. Они обсуждались в аналитическом центре при Правительстве Российской Федерации. И на этих слушаниях было выявлено то, что нет четкого экономического обоснования необходимости расширения. И сотрудники Министерства природных ресурсов России согласились с нами, что развитие горнолыжных курортов представляет очень серьезную опасность для природы западного Кавказа, и в том числе для объекта Всемирного наследия "Западный Кавказ"».

НТ: Мне всегда казалось, что создание заповедников и заказников имеет цель – оградить эту заповедную территорию от инфраструктуры. Мне казалось, что именно эта цель всегда являлась главной.

Да, это главная цель создания подобных территорий. Но вот эти изменения в законодательстве Российской Федерации будут позволять изменять немного эти правила и развивать там инфраструктурные объекты. До момента принятия этих поправок, законных путей развитие рекреационных объектов на этих территориях на «Западном Кавказе» не было. Эти поправки законодательно дают возможность развивать там рекреационную инфраструктуру.

НТ: Эти поправки касаются только сочинских объектов?

В данном случае, да. Но наши специалисты и многие представители научного сообщества с нами согласны в том, что создается опасный прецедент. Когда есть прецедент в одной заповедной территории, он и далее может быть распространен на другие заповедные территории. Сами по себе заповедные территории – это нетронутые уникальные места, которые с точки зрения развития туристической инфраструктуры всегда являлись и являются до сих пор очень лакомым кусочком для туристического бизнеса. Мы переживаем за то, что создание такого прецедента на примере «Западного Кавказа» может потом получить распространение и на другие территории, которые тоже являются особо охраняемыми.

 

Поделиться