Чем занимаются белорусские миротворцы в Ливане?

Слушать /

Павел Тарасенкою. Фото Службы новостей ООН

На днях в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке состоялось ежегодное совещание начальников генеральных штабов стран-членов ООН, посвященное миротворческой деятельности. В мероприятии принимала участие делегация Беларуси, которую возглавлял начальник Генерального штаба вооруженных сил Беларуси, первый заместитель министра обороны, генерал-майор Олег Алексеевич Белоконев. В интервью Службе новостей ООН он рассказал о белорусской миротворческой роте, которая работает в составе Временных сил ООН в Ливане. Среди членов делегации был майор вооруженных сил Беларуси Павел Тарасенко, который недавно вернулся из Ливана. Мы попросили Павла Александровича рассказать, чем занимаются белорусские миротворцы на Ближнем Востоке.

******

ПТ: Мне выпала такая честь представлять нашу республику в Миссии Временных сил ООН в Ливане. Весь 2016 я провел там. Я работал непосредственно в самом штабе Миссии в населенном пункте Накура – это небольшое поселение недалеко от линии разделения Ливана и Израиля. Занимал там должность штабного офицера в офисе заместителя командующего Миссией. Мой основной круг обязанностей включал вопросы стратегического диалога. Звучит несколько завуалированно. Проще говоря – это офицер, который осуществляет координацию между вооруженными силами Ливана и Миссии, а также военно-дипломатическим корпусом, представленном в Бейруте. Главная цель – это привлечение внимания международной общественности к оказанию донорской помощи вооруженным силам Ливана. Концепция такая, что ООН не может находиться вечно в стране. ООН имеет начало по мандату и есть стратегия вывода – окончания Миссии. Таким образом, мы занимались полномерной реализацией плана по передаче ответственности местным вооружённым силам. Подготовка, оснащение, разработка необходимых нормативных документов, с тем, чтобы в один прекрасный день ливанская армия полностью взяла на себя ответственность за обеспечение безопасности на юге страны, то есть в зоне, где сейчас расположены миротворцы. Напомню, что численность Миссии – более 10 тысяч человек. Весьма многочисленная Миссия. Работы у миротворцев хватает. Мне приходилось заниматься работой, связанной со штабными процедурами, осуществлять взаимодействие между структурными компонентами Миссии, организовывать встречи руководства Миссии, проводить совещания с командирами контингентов.

Помимо того, что я занимал должность офицера штаба Миссии ООН, ЮНИФИЛ, я также выполнял обязанности старшего белорусского контингента. «Контингент» звучит внушительно, но нас там было не очень много: всего пять человек. Этот контингент – наш практический вклад в данную миротворческую Миссию. Наш контингент представлен военно-медицинскими специалистами. Это и врачи, и медицинские сестры. Я координировал их нахождение там. То есть полностью отвечал за личный состав. За поведение, за дисциплину. Сразу оговорюсь, что никаких трудностей в этом отношении не было. Мы влились в международный коллектив и достойно работали с нашими иностранными коллегами. Очень плодотворно. Кроме как положительных отзывов и очень хороших резюме по результатам работы от руководства Миссии мы в Минск ничего не отправляли. Не потому, что я хочу что-то превозвысить. Это факт: белорусские специалисты работали «на уровне», и это отмечалось. Работали в хорошем взаимодействии с другими командами: из Индии, Индонезии, других стран.

НТ: Павел Александрович, как раз на Совещании речь шла об увеличении числа женщин в отрядах миротворцев. Приятно слышать, что ваш опыт показывает, как это обусловлено и потребностями мандата, и как помогает в работе. Ведь половина вашего контингента были женщины?

ПТ: Да, практически 50 процентов контингента – женский состав. То есть мы очень красиво соответствуем современным требованиям и действующим руководящим документам, которые издает Департамент по миротворческим операциям ООН. Мы, так сказать, «в тренде» современной политики ООН.

Очень хорошо в работу госпиталя вписывались наши медицинские сестры. Помимо того, что они оказывали непосредственную помощь при проведении операций или приеме пациентов, много нагрузки приходилось на то, чтобы работать с местным населением, оказывать помощь на приемном пункте. Там постоянный поток пациентов. Я сам, когда приходил к госпиталю, видел, что люди сидят в очередях. И каждого нужно выслушать, понять – где-то с переводчиком, где-то используя английский язык. Весь наш личный состав знает английский язык, все подготовлены, сдаем экзамены, проблем с этим нет. Да, женщины, хочу сказать, очень эффективная составляющая нашего контингента.

Поделиться