Почему в Минамате умирали кошки?

Слушать /

Ртуть – сильнодействующеее токсичное вещество. Фото ЮНЕП

В начале 50-х годов в японском приморском городке Минамата кошки начали странно дёргаться и падать. Многие умерли. Таинственные симптомы стали появляться и у людей: кто-то не мог застегнуть пуговицы, кто-то разучился писать, люди спотыкались, задыхались, содрогались от спазмов.

Потом оказалось, что это – результат массового отравления ртутью, содержавшейся в отходах предприятия по производству пластика.

Именем Минаматы назвали новую Конвенцию, ограничивающую применение ртути – сильнодействующего токсичного вещества. Она открылась к подписанию еще в 2013 году, но для того, чтобы вступить в силу, соглашение должно было набрать 50 ратификаций. И вот, благодаря странам Европейского союза этот рубеж преодален.

Минаматская конвенция вступит в силу 16 августа этого года. О том, зачем она нужна и какие меры содержит, рассказывает Елена Вапничная.

*****

Все мы когда-то измеряли температуру ртутными термометрами, которые иногда разбивались, и ртуть разбегалась по полу маленькими серебряными шариками. А ведь такие безвредные на вид шарики таят огромную, порой смертельную опасность: ртутное заражение может вызвать заболевания мозга и нервной системы, повреждение почек и пищеварения, потерю памяти и речи. Эксперты международной сети IPEN провели исследование в ряде стран, включая Кыргызстан и Россию. Говорит Олег Печенюк, председатель организации «Независимая экологическая экспертиза» в Кыргызстане:

«Буквально несколько лет назад мы могли встретить детские вакцины с ртутью, ртутные мази, зубные амальгамы – это, чего сейчас на рынке Кыргызстана нет точно. Тонометры можно на прилавках у бабушек найти ртутные, но уже во всех больницах, поликлиниках, даже в любом захолустье мы увидим электронные тонометры. Ртутные лампы и ртутные градусники, конечно, ещё есть, но я точно знаю, потому что мы изучали эту часть: отбеливающее мыло, крема пошли уже без ртути».

Ртуть также используется в люминесцентных лампах:

«У нас даже вставал вопрос, когда нам говорят об энергосбережении, мы говорим: «Да, конечно, но ртутные лампы, люминисцентные, они не панацея». Да, светодиодные, они решают эти вопросы, может быть, хуже – но хотя это вопрос во времени – по интенсивности освещения. Сейчас, в принципе, они догнали ртутные, они мигают меньше – там же ещё ртутные лампы мигают. Но самое главное, что после того, как лампочка выходит из строя, она попадает на свалку, и у нас получается, что бытовые отходы перемешиваются с опасными токсичными, потому что всё, что выбрасывается в виде отходов вместе с мусором – туда, в том числе, попадают и ртутные лампы».

А это грозит заражением почвы, возможно воды, а значит и рыбы, которая потом попадает к нам на стол. Новая Конвенция предусматривает сокращение производства некоторой продукции, содержащей ртуть, и вводит ряд ограничений в горнодобывающей отрасли, кустарной добыче золота, производстве цемента и угольных ТЭЦ. А что в России? Говорит сопредседатель IPEN Ольга Сперанская:

«Конвенция имеет прямое отношение к России, в первую очередь, к России, потому что эта Конвенция непосредственно затрагивает и производственные процессы, связанные с ртутью, как например, хлорно-щелочное производство, она непосредственно затрагивает угольные электростанции, которые приводят к выбросу ртути».

Ольга Сперанская говорит, что российская делегация очень активно участвовала в процессе подготовки Конвенции, во всех межгосударственных переговорных комитетах и оказала довольно большое влияние на её текст:

«Вот, например, во многом благодаря России, решение о прекращении использования ртути в производственном процессе хлорно-щелочного производства отложено до 2025 г. с возможностью продления до 2035 г. Во многом, это решение было принято из-за того, что Россия очень жёстко отстаивала свою позицию».

Вообще экологи считают Конвенцию слабой: многие её положения носят добровольный характер. Но, по словам Олега Печенюка, Кыргызстан вряд ли захочет связывать себя даже такими обязательствами:

«Дело в том, что у нас сейчас единственное месторождение ртути, которая добывается шахтным способом – были карьеры, и очень мощное лобби со стороны самих производителей ртути. И, в общем-то, сейчас позиция страны, то есть правительства, больше за то, чтобы не подписывать эту Конвенцию».

Какие меры можно принять на национальном уровне, даже не участвуя в Конвенции?

«Нужно вводить акциз на такие вот опасные товары, как ртутные лампы, допустим, ртутные батарейки, чтобы в себестоимости продукции лежала ещё и их утилизация. В противном случае они всегда будут на рынке выигрывать по цене».

Действительно, исследование показало, например, что безртутный термометр может стоить раз в пять дороже самого дешёвого термометра, содержащего ртуть. Много? Много. Только вот как измерить потерю здоровья?

Поделиться

Опубликовано в itunes, Интервью, Репортажи.