Какие факторы влияют на рост российской экономики?

Слушать /

Рост российской экономики. Фото ООН

Темпы роста мировой экономики в 2017 году ускорятся. В частности, прогнозы для США и Японии были пересмотрены в лучшую сторону. Об этом в интервью Службе новостей ООН рассказал эксперт Департамента ООН по экономическим и социальным вопросам Григор Агабекян. Во вторник представители Департамента обнародовали новый доклад, посвященный перспективам глобальной экономики.

В странах СНГ, согласно данным доклада, ожидается некоторое, хоть и незначительное, восстановление. Подрастет и российская экономика, которая начала выходить из рецессии еще в конце 2016 года. Подробнее об этом Григора Агабекяна расспросила Людмила Благонравова.

******

ГА: Мы прогнозируем ускорение глобального экономического роста, от 2,3 процента в 2016 году до 2,7 процента 2017 году и 2,9 процента в следующем году. Рост ускоряется, и это довольно позитивная тенденция. Проблема в том, что во многих регионах мира эти темпы роста могут быть недостаточными для достижения Целей устойчивого развития. И в целом рост остается на более низкой траектории, чем до мирового экономического и финансового кризиса 2009 года.

Если посмотреть чисто статистически на тенденции роста по регионам, то ускорение роста мировой экономики объясняется более стабильным ростом во многих развитых странах, в том числе пересмотром перспектив для Соединенных Штатов и Японии в более благоприятную сторону. Кроме того, в так называемых странах с переходной экономикой, включая Россию, ожидается рост на более прочной основе, что связано с некоторым ростом цен на энергоносители, в частности – на нефть, и определенной корректировкой в производственных структурах экспортеров энергоресурсов, определенными успехами в политике замещения импорта.

Среди развивающихся стран Восточная и Южная Азия остаются наиболее динамичными регионами благодаря устойчивому внутреннему спросу и поддерживающей рост макроэкономической политике. Но, к сожалению, перспективы для некоторых развивающихся регионов ухудшились с января.

Но в целом наблюдаются более оптимистичные настроения по отношению к экономическим перспективам, и восприятие рисков уменьшилось в последние месяцы. Но пока сохраняется все-таки высокая степень неопределенности в международной политической среде. Во многих странах с формирующимися рынками корпоративный сектор остается уязвимым.

Кроме того, в краткосрочной и среднесрочной перспективе существует ряд региональных неопределенностей, например, связанных с выходом Великобритании из Евросоюза и следующей структуре взаимоотношений в торговле, в передвижении рабочей силы, которые еще должны быть обговорены. Есть неопределенность на глобальном уровне, например, возможность усиления протекционистских тенденций. Есть много неопределенностей, связанных с кредитно-денежной политикой ведущих Центральных банков мира.

ЛБ: Каковы прогнозы для России и других стран региона на 2017-2018 год?

ГА: Регион разнообразен. Сложно говорить об СНГ как о едином пространстве, несмотря на сильные внутренние экономические связи и существование Евразийского Экономического Союза, объединяющего пять стран. Если взять ведущую экономику региона – Российскую Федерацию, мы ожидаем возврат к экономическому росту в этом году. В 4-м квартале прошлого года экономика уже вышла из рецессии, наблюдался рост. Но рост будет довольно скромный – примерно 1,5 процента в этом году и 1,5 процента в следующем.

Эти позитивные тенденции связаны с некоторым повышением цен на нефть, некоторым подъемом в инвестициях, которые сокращались несколько лет подряд, замедлением темпа роста инфляции, что предоставит возможность снизить реальную процентную ставку и оживить кредитный рынок.

Но важно не столько ускорение темпов роста ВВП, сколько восстановление располагаемых доходов населения. Насколько быстро это будет происходить, зависит от ряда факторов. Мы видим определенные риски в России. Скажем, все-таки достаточно подавленные темпы частного потребления. Бюджетная политика будет довольно жесткой. И есть определенные риски, связанные с возможным укреплением рубля, в частности – под влиянием спекулятивного капитала.

Не надо забывать также о том, что производство нефти может быть ограничено еще больше, если будет достигнута дальнейшая договоренность со странами ОПЕК в конце мая.

Но в любом случае российская экономика останется на траектории довольно медленного роста. Для того, чтобы сделать серьезный рывок, необходимо сделать серьезные структурные преобразования. Но это тема для отдельного разговора.

ЛБ: С чем связано сокращение уровня инфляции в России и других развивающихся странах?

ГА: В Российской Федерации после довольного высоких темпов инфляции в 2015 году наблюдалось их сокращение в течение 2016 года. Во-первых, внутренний спрос оставался достаточно слабым, то есть он не добавлял к инфляционному давлению. Параллельно с этим политика Центрального банка была успешной, хотя и достаточно жесткой. ЦБР стремится к достижению целевого показателя инфляции в 4% к концу года. В марте 2017 года инфляция замедлилась до 4,3%, за исключением эпизода в 2012 году, если взять все 25 лет процесса перехода от центрального планирования к рыночной экономике.

Укрепление рубля также было одним из факторов, который содействовал снижению уровня инфляции. Кроме того, обильный урожай, сельскохозяйственное производство было в прошлом году одним из факторов.

Надо отметить, что у экономистов очень негативное отношение к высокому уровню инфляции, потому что он отличается высокой волатильностью, то есть неустойчивостью. И это затрудняет принятие экономических решений, решений по кредитованию, по контрактам между предприятиями. Низкий уровень инфляции – это, конечно, положительный показатель, хотя есть и определенная цена достижения этого низкого уровня.

Что касается других стран, инфляция сократилась также в Латинской Америке и в большинстве стран Восточной и Южной Азии.

Поделиться