Как в Казахстане спасли древний Талгар

Слушать /

Шелковый путь. Фото ЮНЕСКО

Великий шелковый путь может служить примером того, как обмен знаниями, взаимодействие культур и религий стали катализатором развития цивилизации. Об этом напомнила Генеральный директор ЮНЕСКО Ирина Бокова, выступа в Пекине на международной конференции, посвященной глобальной инициативе Китая «Один пояс, один путь». Она призвала сохранить и возродить уникальное наследие Шелкового пути.

Одним из важных шагов в этой области стало включение в список Всемирного наследия ЮНЕСКО сети маршрутов Чанъань-Тянь-Шанского коридора. Этот пятикилометровый участок проходит по территории Китая, Кыргызстана и Казахстана.

Но включение в Список ЮНЕСКО – не только признание универсальной ценности объекта. Подав заявку, страна берет на себя обязательство охранять этот памятник. Иначе он может перекочевать в «черный список» объектов, находящихся в опасности.

Именно это чуть не случилось с Талгаром – местом древнего казахского городища, входящим в Шелковый путь. Расcказывает секретарь Национального комитета Всемирного наследия Казахстана Маджер Масанов.

******

ММ: Талгар – это один из пригородов города Алматы. Он находится в сорока километрах. Древнее название – городище Талхиз. Это городище было включено в состав серийной транснациональной номинации Всемирного наследия ЮНЕСКО «Шелковый путь: сеть маршрутов Чанъань-Тянь-Шанского коридора» в 2014 году. Это первый коридор Великого шелкового пути, который был внесен в этот список. В него вошли порядка тридцати китайских объектов, восемь объектов на территории Казахстана и два – на территории Кыргызстана.

Проблема была в том, что городище Талгар находилось на предполагаемом месте прохождения автотрассы, которая соединяла бы город с одним горнолыжным курортом. Вопрос особенно подогревался тем, что в начале 2017 года у нас проходили Университетские игры, и горнолыжный курорт должен был использоваться в качестве одного из мест проведения спортивных соревнований. Поэтому была идея проложить туда дорогу. Несмотря на наличие нескольких альтернативных путей, этот – через территорию городища – был наиболее короткий. И в течение всего 2016 года мы, в особенности Национальная комиссия по делам ЮНЕСКО, буквально бились за то, чтобы в итоге эта дорога не была построена. Но в какой-то момент строители, поджимаемые всеми возможными сроками, просто начали прокладывать дорогу по территории городища.

К нам приезжали две реактивные миссии ИКОМОС [Международный совет по сохранению памятников и достопримечательных мест] для того, чтобы выяснить ситуацию, и они вынесли очень жесткое заключение. Решение [проблемы] было найдено, когда на тот момент вице-премьер страны Имангали Тасмагамбетов, который в прошлом был председателем Национальной комиссии по делам ЮНЕСКО, своим решением остановил эту стройку. И тот горнолыжный курорт в играх не использовался.

Почему я все это рассказываю? Дело в том, что в такой стране, как Казахстан, где объектов культурного наследия немного, местное население и местные власти плохо себе представляют, что такое Всемирное наследие, не видят в нем прямой выгоды, не знают, что это престижно. Они мыслят административными категориями, категориями окупаемости, рентабельности. Им можно предложить Всемирное наследие как красивую идею, на которой можно зарабатывать. Но чтобы зарабатывать, нужно много работать. Недостаточно просто включить объект в список Всемирного наследия ЮНЕСКО и ждать, что в страну, которую не так часто посещают туристы, сразу хлынут огромные потоки, и что все на этом будут зарабатывать. Нет. Необходимо продолжать развивать и инфраструктуру. Но это сложно объяснить.

А с другой стороны, есть альтернатива – построить дорогу, построить горнолыжный курорт. Это вещи очень понятные, понятно, откуда берутся деньги, как они зарабатываются. Не будем забывать и о коррупционной составляющей, которая, как Вы понимаете, в случае строительных проектов всегда намного более интересна для каких-то лиц, чем вопросы консервации. Не ней заработать можно намного меньше.

Возвращаясь к тому, почему я все это рассказываю… Случай Талгара, случай Талхиза показывает, что включая объект в список Всемирного наследия, страна не только обязуется предоставлять этому объекту дополнительную защиту, дополнительную консервацию и «промоушн». Статус объекта Всемирного наследия также влияет на сохранения объекта, оказывает большую помощь. Я практически уверен, что если бы мы в 2014 году не внесли этот первый коридор Великого шелкового пути с Талгаром в список Всемирного наследия, общественные обсуждения, общественное недовольство строительством дороги было бы намного меньше, и Национальной комиссии по делам ЮНЕСКО и вице-премьеру Имангали Тасмагамбетову было бы труднее объяснить, почему в итоге стройка была остановлена. То есть с точки зрения научного сообщества заинтересованность двойная. Включение объекта в список Всемирного наследия, даже в предварительный список, это, с одной стороны, престиж от продвижения наследия страны на международном уровне, а с другой стороны – это дополнительный источник защиты для самого объекта.

Поделиться

Опубликовано в itunes, Интервью, Репортажи.