«Ла Страда» на Украине: насилие против женщин нужно остановить

Слушать /

Ольга Дунебабина и Катерина Левченко. Фото ООН

Международная правозащитная организация «Ла Страда» начала работать в постсоветских странах в середине 90-х годов, когда огромной проблемой там стала торговля людьми. Люди, потерявшие почву под ногами, стали искать возможность заработать за рубежом – и попадали в сети контрабандистов.

Спустя 20 лет «Ла Страда» по-прежнему работает на Украине, хотя направление и масштаб ее деятельности во многом изменились. Президент украинского центра «Ла Страда» Катерина Левченко и ее коллега Ольга Дунебабина недавно побывали в Нью-Йорке на сессии Комиссии ООН по положению женщин. С ними поговорила Елена Вапничная.

******

Все мы помним, как в 90-е годы, страны, еще недавно входившие в состав Советского Союза, вмиг превратились в огромный рынок для торговцев людьми. Женщины, в попытке прокормить семьи, откликались на заманчивые предложения работы за рубежом – и оказывались в сексуальном рабстве. На помощь пришла «Ла Страда» Что изменилось с тех пор, например, на Украине? Отвечает президент центра «Ла Страда-Украина», доктор юридических наук, профессор Катерина Левченко:

«Этот сегмент торговли людьми остается, он немалый, но все больше пострадавших от трудовой эксплуатации мужчин, внутри страны, а также людей пожилого возраста и детей, которых втягивают в преступную деятельность – это, прежде всего, попрошайничество, которое приносит, понятно, тоже немаленькие доходы. У нас как у организации, которая благодаря Национальной горячей линии имеет доступ и на временно неподконтрольные территории Донецкой и Луганской областей, есть информация от наших абонентов о фактах торговли людьми с целью принудительного труда, с целью использования в вооруженном конфликте, там развивается и сексуальный бизнес. Информация такая есть, а вот доказательства – мы как общественная организация их не собираем, но обязательно передаем в международные организации, прежде всего, в мониторинговую миссию ООН по правам человека».

«С точки зрения потерпевшего, он один пострадал или пострадала еще тысяча – в общем-то, большой разницы нет».

Совсем недавно эксперты миссии ООН, наблюдающей за соблюдением прав человека на Украине, выпустили доклад, который свидетельствует о небывалых масштабах сексуального насилия в стране, главным образом, в прифронтовых зонах. Причем сообщения о сексуальных домогательствах и изнасилованиях поступают как из районов, контролируемых вооруженными группами, так и с территории, находящейся под контролем Киева. Катерина Левченко подтверждает, что это – серьезная проблема:

«К счастью, сексуальное насилие не используется в Украине как инструмент войны, как это было в балканских странах или в Африке, но, с точки зрения потерпевшего, он один пострадал или пострадала еще тысяча – в общем-то, большой разницы нет. Поэтому каждый случай – уникальный, каждый требует реагирования. И для Украины сформулированы важные рекомендации по формированию переходного правосудия, по созданию системы документирования таких случаев. Но что важно, рекомендации сформулированы также и для Российской Федерации как стороны, которая несет ответственность за соблюдение прав человека на этой территории оккупированной, и рекомендации международным и общественным организациям».

Многие данные, включенные в доклад ООН, были получены благодаря «горячей линии» «Ла Страды». Ее полное название – «Национальная горячая линия по вопросам предупреждения домашнего насилия, торговли людьми и гендерной дискриминации». В прошлом году на нее поступило 38 тысяч звонков – из Крыма, из районов, подконтрольных сепаратистам, и из так называемых «серых зон». Объясняет коллега Катерины Левченко Ольга Дунебабина:

«Это звонки, как от людей, которые там сейчас проживают, так и от украинских солдат, которые воюют на востоке Украины, в «серой зоне». Все эти звонки, к сожалению, касаются очень многих форм домашнего насилия, сексуальных домогательств, сексуального насилия. Этих звонков не так уж много, но они есть – это более 700 звонков, то есть каждый день поступает два звонка с оккупированной территории. К сожалению, единственная помощь, которую могут предоставить наши специалисты, – это исключительно психологическая помощь: в ночное время работают высококвалифицированные психологи, и они могут помочь, поддержать, но говорить о каком-то реагировании с точки зрения правовых норм мы не можем, потому что у нас нет связей с тамошними де-факто властями, которые на это и не обращают внимания, и есть очень много случаев, зафиксированных и в докладе Управления ООН по правам человека, которые говорят о том, что даже если пострадавшие обращаются к местной так называемой милиции, то на них смотрят свысока и говорят, что они сами виноваты».

Но даже там, где контроль – в руках законной власти, проблем больше, чем достаточно. Катерина Левченко объясняет, что всегда существовали сложности в оказании помощи жертвам торговли людьми и бытового насилия – недостаток социальной поддержки, нехватка приютов и многое другое. И общественным организациям приходилось, с одной стороны, выполнять некоторые функции государства в этой области, а с другой, подталкивать власти к тому, чтоб они выполняли свои международные обязательства.

«То есть у нас были системные проблемы, на которые наслаиваются проблемы, связанные с конфликтом, с войной, с оккупацией, с более чем 1,7 млн. перемещенных лиц. То есть когда мы говорим о том, что эти проблему есть, это не значит, что они появились только вчера. Они были и раньше. Просто сегодня они усугубились, особенно в тех общинах, громадах, в которых достаточно много перемещенных лиц: Харьковская, Днепропетровская, Запорожская, Львовская область, Киев, Киевская область приняли значительное количество людей – ну и Винницкая, приняли все области, во все области люди ехали».

«Цель «горячей линии» – оказать первую помощь – юридическую, правовую, но вторичная помощь – это уже ответственность гоударства»

Катерина Левченко говорит, что кроме психологической помощи, «Ла Страда» оказывает женщинам серьезную правовую поддержку:

«Юридические консультации – это очень важно. То есть помочь могут в оформлении документов, рассказать, как обращаться, дают по телефону то, что называется первичной правовой помощью. Если же случай сложный, и у нас есть возможности, есть юристы, мы берем такой случай на сопровождение. Если нет, мы либо перенаправляем в государственные центры бесплатной правовой помощи, либо в общественные организации, либо в работающие центры социальных служб. Поэтому цель «горячей линии» – оказать первую помощь – юридическую, правовую, но вторичная помощь – это уже ответственность тех субъектов, которые есть в стране».

На Украине недавно был принят закон, криминализующий домашнее насилие, но депутаты Верховной рады никак не дадут добро на ратификацию Стамбульской конвенции Совета Европы по борьбе с бытовым насилием. Катерина Левченко считает, что в стране нет понимания всей серьезности проблемы насилия против женщин – даже у Церкви.

«У нас сейчас очень большая проблема с украинским Советом церквей, который выступил против ратификации Конвенции Совета Европы по предупреждению насилия в отношении женщин, домашнего насилия и борьбу с этими явлениями, почему-то считая, что эта Конвенция направлена на легализацию однополых браков. Где они там это вычитали, сложно сказать. Но фактически сегодня Церковь – против борьбы с насилием, это очень страшно. Так вот, кроме того, что я работаю в «Ла Страде», я являюсь членом Комиссии по вопросам помилования при президенте Украины. К нам обращаются люди, которые совершили преступления, которые находятся в местах лишения свободы, и они пользуются своим конституционным правом на помилование и используют при этом функцию президента, у которого есть право помилования. Так вот, у нас очень много обращений от женщин, которые убили своих мужей, партнеров, сожителей, терпя насилие многие годы. Я ними встречаюсь и знаю их истории очень хорошо. Женщину спрашивают: «Вы признали свою вину или нет?» Она говорит: «А в чем я виновата? В том, что 25 лет страдала от насилия? В том, что он меня бил и надо мной издевался? При этом никто не реагировал: ни полиция, ни милиция тогда, ни социальные службы». Таких историй сотни и сотни, и сегодня о них знают больше и больше. И получается, что невнимание государства, общества, церкви, общественных организаций к проблемам насилия в отношении женщин, которое сегодня рассматривается как правонарушение, оборачивается преступлениями, которые совершаются и в отношении женщин, потому что их убивают и калечат, и в отношении насильников, которые это совершают. Это нужно останавливать, и вот как раз «Ла Страда» работает для того, чтоб останавливать такое насилие».

«Когда говорят: «Спасибо, Вы – первый, кто со мной поговорил, Вы – первый, кто меня выслушал… – вот тогда расправляются крылья…»

Я спросила своих собеседниц, что помогает не сдаться, не впасть в отчаяние от бесконечных преград – особенно, когда сам становишься свидетелем изломанных жизней. Ольга Дунебабина признается, что когда огромные усилия множества людей наталкиваются на непонимание на государственном уровне, когда предлагаемые решения отметают, не вникнув, вот тогда, бывает, хочется опустить руки.

«Именно в такие моменты берет отчаяние, и думаешь, ради чего был потрачен год работы или полгода работы, когда все спускается на тормозах. Но – я время от времени консультирую на горячей линии, это входит в круг моих обязанностей и слышать благодарность от каждого абонента, которые говорят: «Спасибо, Вы – первый, кто со мной поговорил, Вы – первый, кто меня выслушал, Вы – первая, кто обратил внимание на мою проблему, кто говорит, что это важно, что Вы меня понимаете, что готовы помочь», – вот тогда расправляются крылья, и понимаешь, что есть ради чего работать дальше».

Поделиться