Комиссия ООН по границам континентального шельфа дает странам возможность использовать свои богатства

Слушать /

Члены комиссии ООН по границам континентального шельфа. Фото ООН

Юридический континентальный шельф – это морское пространство, в пределах которого государство имеет суверенные права в отношении разведки и разработки природных ресурсов. Неудивительно, что страны пытаются расширить свои экономические зоны в мировом океане за границы установленных 200 миль. Но для этого государство должно доказать, что морское дно за пределами этого расстояния является продолжением его континентального шельфа.

Доказать кому? Комиссии ООН по границам континентального шельфа. Учрежденная под эгидой Конвенции ООН по морскому праву, она отмечает свое 20-летие. В пятницу в ООН отметили эту дату. В числе участников мероприятия был один из членов Комиссии, эксперт из России Иван Глумов.

Кстати, Россия первой – в 2001 году – подала заявку на расширение границы своего континентального шельфа в Арктике. В 2014 году Комиссия ООН по границам континентального шельфа признала анклав Охотского моря размером в 52 тысячи квадратных километров российской территорией. Сейчас в Комиссии рассматривают претензии России на арктическую территорию площадью в 1,2 млн. квадратных километров.

Елена Вапничная спросила Ивана Глумова, в чем он видит значение Комиссии ООН по границам континентального шельфа.

*****

ИГ: Вы прослушали выступление заместителя Генерального секретаря, прослушали выступление председателя Комиссии, выступление председателя Международного трибунала и Международного органа по морскому дну. Это три организации, которые созданы во исполнение Конвенции. Зачем? Затем, чтобы предоставить правовое обеспечение и предоставить государствам возможность использовать те богатства, которые есть в океане для своего развития. Для этой цели и нужна Комиссия. Она определяет внешние границы, дает рекомендации по внешним границам. Но эти рекомендации обязательны для всех государств, если нет споров. Если коротко, то вот для этого она и нужна. Это непростая задача. Она включает в себя интегрированные проблемы геологии, геофизики, батиметрии. На основании этих информационных параметров и в соответствии с Конвенцией, Комиссия находит пути, как обеспечить государству утверждение этих рекомендаций по внешним границам. Задача сложная, каждая заявка рассматривается от двух до трех, а то и до пяти лет. Потому что много материалов, много разных мнений, да и Комиссия, к сожалению, меняется. Если бы это проводилось одним составом, с накопленным опытом, то было бы просто. Вот сейчас Комиссия заканчивает пятилетний цикл. Мы надеялись на то, что в этот пятилетний цикл мы завершим нашу заявку. По Охотскому морю, как Вы знаете, мы получили рекомендации, получили их консенсусом, несмотря на всякие сложности, которые вокруг этого существовали. Надеялись и здесь, но эта заявка непростая весьма, кроме того есть сложные вопросы во взаимоотношениях по этим темам с арктическими государствами. Мы пытаемся их разрешить путем консультаций между государствами, и эти консультации идут, МИД успешно их проводит.

ЕВ: Давайте напомним, о чем идет речь в заявке?

ИГ: В заявке речь идет о том, чтобы закрепить за Российской Федерацией на внешней границе в Аркике прощадь в 1,2 млн. квадратных километров.

Я был одним из тех, кто подавал и презентовал первую заявку.  Мы надеялись уже на том этапе быстро получить согласие, но, к сожалению, те материалы, которыми мы располагали, не позволили Комиссии принять решение. Нам дали рекомендацию получить новые материалы и на их базе представить пересмотренную заявку. За это время было произведено около 10 экспедиций, самые совершенные – с моей точки зрения, как теперь уже профессионала по Комиссии – получены, и я надеюь, уверен, что мы своего добьемся, несмотря на сложности – как в Комиссии, так и в потенциальных спорах с нашими соседями. Мы их надеемся разрешить по-доброму и по-мирному.

Поделиться

Loading the player ...