Страницы истории: почему СССР не поддержал проект Декларации о правах человека?

 

Андрей Вышинский выступает в Генеральной Ассамблее в 1950 г. Фото ООН

«Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства». Это первый пункт Всеобщей Декларации прав человека, принятой ООН в 1948 году. Документ был уникальным явлением времени. Человечество, едва пережившее жесточайшую диктатуру в самом сердце Европы, объединилось, чтобы заявить о приоритете человеческой жизни, ценности свободы, о необходимости равноправия и духе братства. Далеко не все были готовы к торжеству лучших идей в истории, а принятие документа не означало немедленного всеобщего счастья. Тем не менее, Декларация повлияла на развитие человечества больше, чем любой другой документ современной истории. Вслед за ней в 1949 году договорную базу ООН пополнили Женевские конвенции, которые легли в основу международного гуманитарного права. Исторический экскурс подготовила Наргис Шекинская.

*****

Дворец Пале-де-Шайо, Париж, 10 декабря 1948 года. 183-е пленарное заседание Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций. 48 стран-членов поддержали исторический документ – Всеобщую декларацию прав человека. Заседание вел представитель Австралии Херберт Евват:

«Впервые международное сообщество приняло Всеобщую декларацию, признающую фундаментальные свободы человека. Документ отражает мнения Объединенных Наций как единого органа. Он станет источником надежды и вдохновения и путеводной звездой для миллионов людей по всему миру от Парижа до Нью-Йорка. Я хочу поздравить людей, которые так долго работали не покладая рук, чтобы достичь этого результата». 

Особые поздравления звучали в адрес вдовы американского президента Франклина Рузвельта – Элеонор Рузвельт. Известная своей общественной деятельностью бывшая первая леди США считала Декларацию «своим детищем». В архивах ООН сохранилось выступление Рузвельт в Париже:

«Мы являемся сегодня свидетелям великого события, как для Организации Объединенных Наций, так и для всего человечества. Всеобщая декларация прав человека может стать основополагающим документом для всего человечества. Мы надеемся, что ее принятие Генеральной Ассамблеей сравнимо по значимости с принятием Декларации прав человека французским народом в 1789 году, Билля о правах человека в США и других аналогичных документов в других странах».

Работа над Декларацией «оголила» идеологические разногласия между союзниками по Второй мировой войне – СССР и странами Запада. При голосовании воздержались несколько стран-членов, в том числе СССР и его «сателлиты» – Белорусская ССР, Украинская ССР, Чехословакия, Польша и Югославия. Из сообщения ТАСС от 10 декабря 1948 года:

Эленор Рузвельт рассматривает первую печатную копию Декларации. Фото ООН

«Англо-американское большинство отклонило и все поправки, представленные делегацией СССР с целью устранить наиболее существенные недостатки проекта Декларации. Поступив таким образом, англо-американский блок дал наглядное подтверждение того очевидного факта, что он намерен использовать принятую сегодня Декларацию лишь как ширму для прикрытия картины бесправия и нечеловеческих условий жизни миллионов простых людей в капиталистических странах».

Советскую делегацию на историческом заседании Генассамблеи возглавлял Андрей Януарьевич Вышинский, занимавший в ту пору пост заместителя министра иностранных дел СССР. По иронии судьбы, именно этот человек остался в истории как один из наиболее активных участников сталинских репрессий. Многие пункты Всеобщей декларации о правах человека тогда Москву категорически не устраивали. Кремль образца 48-го года не мог поддержать свободу передвижения, свободу слова и собрания. Даже на бумаге. Это противоречило принципам, на которых держался сталинский режим. Однако формальная претензия к документу звучала весьма невинно: СССР был недоволен его декларативным характером. Из архива ООН: выступление Вышинского на Генассамблее в Париже:

«Несмотря на некоторые свои достоинства, этот проект имеет ряд крупных недостатков, главный из которых заключается в его формально-юридическом характере и отсутствии в этом проекте каких бы то ни было мероприятий, которые были бы способны содействовать осуществлению провозглашенных в этом проекте основных свобод и прав человека. Что же остается? Остается голое провозглашение. Сентенция. Пожелание. Возглас. Лозунг. Но не статья».

Элеонор Рузвельт высказалась о противостоянии Советского Союза дипломатично, похвалив советскую делегацию за настойчивость:

«Мы в Соединенных Штатах восхищаемся теми, кто борется за свои убеждения, а советская делегация боролась за свои убеждения. Однако в более старых демократиях мы научились тому, что иногда приходится склонять голову перед волей большинства. При этом мы не должны отказываться от своих убеждений. Мы можем продолжать пытаться убедить в своей правоте, и, возможно, можем даже в некоторых случаях преуспеть в этом. Но мы также знаем, что должны работать сообща во имя прогресса».

Начиналось все холодной зимой 47-го, когда в городке Лейк-Саксес под Нью-Йорком 18 членов Комиссии ООН по правам человека собрались на свое первое заседание. Очень скоро стало ясно, что даже составление первичного черновика под угрозой – слишком отличаются взгляды членов Комиссии. В итоге решили, что проект документа напишут три представителя, а полный состав соберется позднее для обсуждения. Так описывал процесс работы над документом представитель Канады Ральф Мэйбанк:

«Каждый народ имеет собственные устоявшиеся взгляды на права человека. Эти взгляды основаны на юридической и философской концепции, принятой в том или ином государстве. В результате такого разнообразия к Всеобщей декларации прав человека было предложено 150 поправок. Каждая из них вызвала дебаты. Дебаты заняли время. Было бы несправедливо назвать эти дебаты временем, потраченным впустую. Обмен мнением, даже когда он вызывает бурные споры, является здоровой и необходимой частью любой международной конференции».

Некоторые члены Комиссии  опасались, что права человека  в итоге будут сведены к важнейшим базовым нуждам – утоление голода, крыша над головой и возможность работать и зарабатывать деньги, а право на свободу мнения и политические взгляды не будет учтено. Однако этого не случилось. Человечество уже успело пережить ветер перемен французской и американской революций, и познать вкус настоящей свободы. Это архивная запись выступления одного из членов Комиссии Чарльза Малика еще до появления на свет готового текста Декларации:

Фото ООН

«В Декларации, которую мы наполовину согласовали, мы стараемся очертить в конкретных терминах права и свободы человека. Очень важным моментом является то, что декларация станет результатом консолидированных усилий 57 стран. Таким образом, она представляет собой свод убеждений наших современников в отношении основ достоинства человека. Это будет международный документ первостепенной важности. Его будут читать и изучать наши дети и дети наших детей».

Как отмечала позднее Элеонор Рузвельт, Декларация не была идеальной. Однако это был лучший вариант из всех возможных, учитывая «разноголосие». Она также понимала, что и ее собственный мир далек от идеала. США, страна, сражавшаяся за включение в документ самых прогрессивных идей и родина авторов Билля о правах человека, все еще была сегрегирована. Мечта Мартина Лютера Кинга, антидискриминационная политика Кеннеди – все это еще было впереди, а до полной отмены запрета на межрасовые браки еще оставалось около трех десятилетий. Потребовалось еще более полувека, чтобы Верховный суд одобрил однополые браки.

Борьба за права человека – это процесс. Эстафета передается от поколения к поколению. В Декларации о правах человека отражен «золотой стандарт», к которому должны стремиться народы мира.

Поделиться