Эксперт: на Северном Кавказе традиции придумывают заново

Почему на Северном Кавказе происходит «откат» к традициям и как это сказывается на правах женщин? Те ли это традиции, которые на протяжении веков хранили народы региона? Эти вопросы обсуждали участницы круглого стола, который прошел в Армянском центре в Нью-Йорке – на полях 59-й сессии Комиссии по положению женщин. Представительницы нескольких некоммерческих организаций, работающих на Северном Кавказе, рассказали о проблемах, с которыми сталкиваются жительницы Чечни, Дагестана, Ингушетии, Кабардино-Балкарии.

О том, насколько тяжело защищать права женщин в северокавказских республиках, Людмила Благонравова расспросила гендерного координатора Фонда Генриха Белля в Москве Ирину Костерину.

*****

ИК: Сейчас для нашего Фонда Северный Кавказ – это приоритетный регион с точки зрения именно женских прав. Потому что именно в этом регионе женщины находятся в самом уязвимом положении, если сравнивать со всей Россией. Что касается защиты их прав – это, конечно, очень сложный вопрос, потому что вообще в России права человека – это вообще очень политизированная тема. Не только права женщин, но и любая правозащитная деятельность.

Вы знаете, что у нас есть закон об иностранных агентах, и получается, что все организации, которые занимаются этой темой, попадают под действие закона, и нашим властям кажется, что это политическая тема.

ЛБ: Все попадают под действие закона? Как это возможно?

ИК: Очень многие организации. Скажем так – ведущие, сильные организации, которые много лет работают как правозащитные в целом, либо занимаются правами женщин. Многие из этих организаций попадают под этот закон, им сейчас достаточно трудно работать. Постоянно идут суды, они пытаются «отмыться» от этой стигмы «иностранного агента».

Но тема безумно важная, поэтому ей нужно заниматься. И на Северном Кавказе, что удивительно, количество женских организаций очень большое – несмотря на то, что тема опасная, что не каждый может публично этим заниматься, анонсировать свою работу, привлекать новых людей, которым они могут оказывать услуги, женских организаций очень много. Потому что есть проблема, и получается, что это такая «grass roots», «низовая» работа. Эти организации выросли из тех женщин, которые сами сталкивались с какими-то проблемами.

Больше всех их, наверное, в Чечне, чуть меньше в Дагестане, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, но они есть во всех республиках.

ЛБ: С какими в основном проблемами сталкиваются женщины на Северном Кавказе?

ИК: Во-первых, это давление традиций, патриархат, который настаивает на жестком разделении гендерных ролей. Считается, что женщина – какая-то неразумная, ее нельзя выпускать одну вечером гулять, потому что с ней непременно что-то случится. Отсюда – растущий контроль над женщиной вообще.

Потом у женщины нет своего места. Она не может принимать решения. Ею все время в доме кто-то руководит. Ей указывают, что делать, какое получать образование, с кем общаться, а с кем – нет. У нее проверяют мобильный телефон, почту, не разрешают общаться с подругами. То есть это просто колоссальное давление в повседневности.

Плюс, конечно, очень высокий уровень домашнего насилия на Северном Кавказе, продолжаются убийства чести.

ЛБ: Здесь прозвучала такая мысль, что, на самом деле, это не совсем те традиции, которые свойственны этому обществу. В какой момент, почему и насколько быстро произошли эти изменения, этот откат к традициям, которые, может быть, даже и не являются традициями этого общества?

ИК: Их действительно не было. Это что-то новое. В Дагестане, например, «перепридумали» клиторальное обрезание, которого там не было никогда.

Почему это происходит? Потому что образовался ценностный вакуум, ситуация аномии – после войн, конфликтов, разрушения Советского союза. Уровень безработицы чудовищный в республиках. Люди ищут какую-то почву под ногами.

Что может быть такой почвой? То, что уже было – как жили отцы, старики, прадеды. Но как они жили в действительности – мало кто помнит. Потому что люди еще очень необразованные и невежественные в большинстве своем. И эти традиции – это одна бабка сказала одно, дедка вспомнил что-то другое.  А люди начинают все это слушать. Им кажется, что на это можно опереться, потому что вроде бы это часть их культуры. И это невежество вкупе со всеми перечисленными проблемами дает то, что изобретаются какие-то новые безумные вещи.

Поделиться

Loading the player ...