Сергей Хрущев: присоединение Крыма к Украине не вызвало у советского руководства никаких колебаний

Слушать /

На заседаниях Совета Безопасности по ситуации в Украине и Крыму Постоянный представитель Российской Федерации при ООН Виталий Чуркин не раз подчеркивал, что передача Крыма Украине в 1954 году была нарушением существующих тогда положений советского законодательства, и что произошло это «в результате волюнтаристских действий тогдашнего руководителя СССР Никиты Сергеевича Хрущева». Мы связались с сыном Никиты Сергеевича – Сергеем Хрущевым, который сегодня преподает в Институте международных отношений Брауновского университета в США. С ним беседовал Никола Крастев.

*****

СХ: Я все прекрасно помню, но, естественно, этот вопрос не обсуждался. Этот вопрос вообще не был вопросом, потому что это было чисто хозяйственное решение. В пятилетку 1950-55 гг. было записано строительство Каховской гидроэлектростанции в низовьях реки Днепр. Там же было записано, что в следующей пятилетке после окончания строительства и заполнения резервуара водой надо построить два канала для орошения безводных земель – Донбасса и Крыма. Назывался этот канал Южно-Украинский и Северо-Крымский.

Когда подошел 1953 год и Госплан начал составлять следующую пятилетку, 1955-60 гг., то в конце 1953 года он прислал Правительству СССР свои соображения, и в том числе огромный перечень вопросов, как это всегда бывает. Одним из вопросов был вопрос о каналах. Сказали, что канал планируется начать копать в 1957 году. С Южно-Украинским каналом вопросов не было, он проходил по территории Украины, а вот, Северо-Крымский канал начинался в Украине, а распределительная сеть – в России.

В связи с этим, Госплан предполагал, что это вызовет определенные бюрократические затруднения. Будет две строительные организации, подчиненные разным советам министров. Они будут все время конфликтовать. Валить друг на друга, почему не выполнен план, и разбираться в этом придется союзному Правительству. Это бы затянуло строительство. Вот они и предложили перевести Крым из юрисдикции Российской Федерации в юрисдикцию Украины.

Это предложение рассматривали на президиуме ЦК. Никита Сергеевич сразу согласился, да и другие тоже согласились. Хрущев даже добавил, что когда он был Первым секретарем ЦК КП в Украине в 1946 году, то тогда ему Сталин поручил заняться восстановлением Крыма и специально Севастополем. Он послал туда своего помощника, инженера Николая Проскурякова, который сидел там непрерывно. У него возникали бесконечные трения, потому что многие вопросы приходилось решать через Совет Министров Российской Федерации, а он был не заинтересован и такого поручения не получал. Приходилось жаловаться Сталину, а Сталин давал указания руководству Российской Федерации.

Хрущев сказал, что решение о передаче Крыма в юрисдикцию Украины вполне разумное: «Давайте это делать». Кстати, в то же время, в феврале 1954 года проходили торжества по случаю 300-летия вхождения Украины в Россию, и Хрущев предложил приурочить передачу Крыма к этой дате. Все согласились на президиуме и в феврале 1954 года состоялось заседание Верховного совета Российской Федерации, которое постановило передать Крым из юрисдикции Российской Федерации в юрисдикцию Украины.

Потом состоялась Сессия Верховного совета Украины о том, чтобы принять Крым под свою юрисдикцию. На этом все закончилось. Никаких проблем не было, просто, так сказать, поменялась буква «и» русская без точки на букву «i» украинскую с точкой. Назывался не город Ялта, а «місто» Ялта и не санаторий «Южный», а санаторий «Пiвденный», что, в общем-то, было немного смешно, но никого это не беспокоило. Никаких проблем не возникало, никто об этом даже и не думал до самого конца советской власти.

НК: Значит это был как бы беспроблемный вопрос?

СХ: Абсолютно беспроблемный. Такие решения принимались регулярно. Кстати, в 1954 году еще четыре области претерпели изменения, я помню. Горьковскую область разделили на Горьковскую и Арзамасскую. Что-то там Белоруссии передали, либо из Белоруссии в РСФСР или из РСФСР в Белоруссию. Я уже точно не помню. Но это была регулярная рутинная работа. Какие-то небольшие территории передавали из Эстонии и Латвии под юрисдикцию Российской Федерации, которые тоже, кстати, после раздела Советского Союза вызвали некоторые трения между Эстонией и Россией и Латвией и Россией, но, слава Богу они улеглись.

Вот, вокруг Крыма есть фантазии, что Хрущёв решил сделать это как подарок моей маме, что он это сделал, потому что занимался репрессиями на Украине. На самом деле, во время пика репрессий он был в Москве, поэтому ему надо было ублажать не украинских бюрократов, как говорят, а российских.

Я даже прочитал такую фантастическую версию, озвученную бывшим Заместителем Председателя Правительства РФ Михаилом Полтораниным о том, что, якобы, в своё время собирались устроить Еврейскую республику в Крыму. Действительно, были такие разговоры, и, что американские евреи дали большой заём Российской Федерации, а потом образовалось государство Израиль. Еврейскую республику в Крыму решили не организовывать, а вот надо было долг в 1954 году отдавать. Хрущёв решил передать Крым из России в Украину, потому что деньги давали РФ, а Украине – нет, и долг можно было не отдавать.

НК: В поздние годы у Вашего отца не возникали сомнения по поводу присоединения Крыма к Украине, колебания, что что-то не так?

СХ: Да не было никаких сомнений. А почему должны были быть сомнения, что что-то не так? И русские, и украинцы жили в Крыму в мире, не было у них никаких проблем, они и не задумывались, откуда у них течет вода и откуда им платят пенсии – из одного места в другое.

Проблема возникла в декабре 1991 г., когда в Беловежской пуще собрались президент России Борис Ельцин, президент Украины Леонид Кравчук и Председатель Верховного Совета Беларуси Станислав Шушкевич и решили – в противоречие Конституции СССР – ликвидировать Советский Союз и разделить, то, вот, как я читал интервью президента Кравчука, он сказал: «Мы уже договорились обо всем, стали уже составлять документ, а у меня на душе кошки скребут – а как же быть с Крымом? Вроде Крым и наш, и не то, чтобы совсем наш? Я подошел к Ельцину и говорю «Борис Николаевич, а вот, как мы с Крымом будем?» А Ельцин в это время, видимо, об этом уже не думал, он больше думал как, наверное, расправиться с Горбачевым, поэтому он махнул рукой и сказал: «Забирай». Я его забрал и все».

Если бы Ельцин не махнул рукой и не сказал «Забирай», то и проблемы бы не было. Проблема возникла тогда, когда вы вдруг оказываетесь в чужом государстве, когда все меняется. А до этого никакой проблемы не было никогда – ни у моего отца, ни у меня, ни у кого-нибудь вообще в России или Украине.

НК: На Ваш взгляд, догадывался ли президент Кравчук, чем такая неопределенность в отношении Крыма может обернуться?

СХ: Я думаю, что он не догадывался. Проблема-то состоит в том, что Крым Украина забросила и была занята своими проблемами – трениями между западными и восточными украинцами. Крым, к сожалению, начал себя чувствовать как-то таким, неухоженным. Тем более, что все время стояла проблема Севастополя, где тоже много крымчан живет: уйдет флот – придет флот? А Севастополь без российского флота, конечно, это тоже уже не город, потому что работы не будет.

НК: Вы когда в последний раз были в Крыму?

СХ: В последний раз ездил в июне 2013 г. Мне было очень приятно там быть, однако Крым, ощущение, знаете, немножко такой – обшарпанный, заброшенный был. Неухоженный – вот как правильно сказать. Все хорошо, а все таки – неухоженный. В Бахчисарае другое дело – там татары привели все в порядок. Я там бывал и раньше, а сейчас там стало все чисто, музей хороший, красиво.

Loading the player ...