О Калашникове – человеке и автомате

Слушать /

Михаил Калашников

Миллионы обладателей автомата Калашникова, возможно, не в курсе того, что вчера умер его создатель Михаил Калашников. Самый популярный в мире автомат давно уже живёт своей жизнью, отдельной от его творца.

А сам Калашников беспокоился о том, что его детище зачастую используется незаконно. Он дожил до принятия этой осенью Договора о торговле оружия, что стало поистине историческим шагом. Это первый документ, регулирующий торговлю обычными вооружениями. Ему предшествовали многолетние дискуссии и согласования. Сегодня мы повторяем репортаж Евгения Менкеса об одной из таких конференций и о роли Михаила Калашникова.

*****

Упоминание о Калашникове в ООН можно услышать довольно часто – правда в основном в применении к автомату, а не к его создателю. Об АК-47 говорят, обсуждая положение во многих «горячих точках» – Ближний Восток, Афганистан, Африка. Калашников – одна из уникальных «икон» современной материальной культуры, которую по степени узнаваемости можно поставить в один ряд с Мерседесом, Ксероксом и Кока-Колой. Комментирует директор департамента безопасности и разоружения МИД России Анатолий Антонов:

«Слово «Калашников», наверное, сегодня в мире – самое популярное слово, самое знакомое слово. И сегодня оно не требует никакого перевода. Наш соотечественник Калашников – он создавал свое оружие в годы Второй мировой войны, чтобы это оружие послужило бы защитой в борьбе за независимость нашего Отечества. И, конечно, он и подумать не мог о том, что пройдут годы и этот автомат будет пиратским образом использован как для производства, так и в каких-то террористических целях».

Через несколько месяцев после начала войны, в октябре сорок первого Михаил Тимофеевич Калашников был тяжело ранен. После госпиталя его отправили в шестимесячный отпуск – долечиваться. Тогда-то старший сержант и сконструировал свою первую модель пистолета-пулемета. Последовали годы работы и лишь в 1949 году АК-47 был принят на вооружение. Сегодня он занимает почетное место в арсеналах армий многих десятков государств. Но, к сожалению, штурмовая винтовка «всех времен и народов» пользуется популярностью не только у профессиональных военных, но и у террористов и международных бандитов, говорит Анатолий Антонов. Плюс – его без лицензии производят в двадцати странах.

«Генерал Калашников обратился к участникам нашей конференции с обращением по этому поводу. Я сам был удивлен тем, что прочитал в его обращении такую цифру: сегодня в мире создано около ста миллионов Калашниковых. Из них только десять миллионов являются законными. Таким образом 90 процентов всего производства Калашниковых незаконны».

Конференция, о которой упомянул Анатолий Иванович, недавно прошла в ООН. На форуме шла речь о том, как поставить заслон незаконному обороту легких и стрелковых вооружений. Здесь ждали приезда и самого создателя лучшего в мире автомата – надежного, эффективного, простого в обращении. Но Калашников лишь прислал обращение. Анатолий Антонов:

«Конечно же, в прежнее время, во времена Советского Союза не до конца были у нас решены проблемы авторского права. Мы, конечно же, очень и очень страдаем сегодня от этого. Мы пытаемся решить эти проблемы в первую очередь со странами Восточной Европы, с бывшими участниками Варшавского договора, с которыми в свое время у нас были особые отношения».

Создав в свое время такую ситуацию, россияне теперь пожинают горькие плоды. В применении к целому ряду африканских конфликтов используется устойчивое словосочетание «право Калашникова». Имеется в виду, что тот, у кого есть АК-47, тот и прав. Кстати, купить его там можно за несколько десятков долларов. Невольно возникает вопрос о моральной ответственности России. По мнению российского эксперта по разоружению Сергея Петлякова, это совершенно несправедливо:

«Иногда где-то в зоне конфликта всплывает партия оружия российского образца. И появляются подозрения, что это оружие поставлено с российских оружейных заводов. Что Россия ведет какую-то игру непонятную. На самом деле Россия никакого отношения к данной партии оружия не имеет».

Сам легендарный конструктор не возражает, чтобы участники национально-освободительной борьбы называли своих сыновей «Калашами». Но он признает, что сообществу наций следует навести порядок в сфере производства и торговли миллионами клонов его любимого детища.