Женское ли это дело – военная журналистика?

Слушать /

На этой неделе ЮНЕСКО объявила о создании Глобального альянса по вопросам равноправия и СМИ. Эта новая структура призвана стать платформой для продвижения равноправия в профессиональной среде, а также роли СМИ в эмансипации женщин. Одно из основных направлений деятельности нового Альянса затронет проблему безопасности женщин-журналисток. Как недавно отметил Генеральный секретарь ООН, огромное число женщин, работающих в СМИ, подвергаются давлению, запугиваниям и насилию как со стороны правительств, так и корпораций и криминальных группировок. Эксперты ЮНЕСКО и Международного института по безопасности сотрудников СМИ решили провести исследование масштабов насилия, направленного на женщин-журналистов, работающих в зонах конфликтов.

Елена Вапничная решила выяснить, женское ли это дело – военная журналистика?

*****

По данным ЮНЕСКО, 40% сотрудников СМИ в мире – женщины, а в странах с переходной экономикой – по разным причинам – их доля возросла до 80%. Соответственно, всё больше женщин освещает и военные конфликты – талантливо, последовательно и не так, как мужчины. Так считает секретарь Союза журналистов России Надежда Ажгихина:

«Женщины меняют представление о военном репортаже. Они значительно больше внимания уделяют судьбам гражданских лиц: женщин, детей, стариков. Их интересует не столько геополитический результат военной операции, сколько вот та драма, которую переживают люди и это, конечно, привлекает аудиторию».

Надежда говорит, что журналистки не раз помогали переосмыслить какие-то аспекты военного конфликта, как это произошло во время войны в бывшей Югославии. Именно женщины-репортёры привлекли внимание к тому, что сексуальное насилие стало орудием войны:

«То, что массовые изнасилования, в том числе изнасилования по этническому признаку, стали объектом обсуждения, были признаны преступлением против человечности международным сообществом, это, конечно, заслуга непосредственно женщин-журналистов. Таких примеров достаточно много. Но нужно ли женщинам участвовать в «мужских играх», всё-таки у войны, действительно, не женское лицо?»

«Война не приспособлена для женщин никак. Женщины страдают на войне, ну и даже будучи свидетелями каких-то событий во многом больше, потому что сами условия этого конфликта, ну условия военного корреспондента они, конечно, очень много не учитывают».

Но, в тоже время, говорит Надежда, у женщин-военных корреспондентов есть и преимущества. К ним относятся с большим доверием, перед ними охотнее раскрываются. Виктория Ивлева, спецкор «Новой газеты», поработавшая в «горячих точках» в разных странах, полностью с этим согласна:

«Женщина вызывает гораздо меньше отторжения, чем мужчина. Женщина не вызывает такого страха, как мужчина, априори, просто потому, что она женщина. Соответственно женщине легче войти в любую военную дверь, чем мужчине. Её скорее пустят, будь то беженцы, будь то командование армией, будь то солдаты, кто бы то ни было ещё. Вариант изнасилования, он конечно, остаётся, но он остаётся также и в обычной жизни».

Хорошо это или плохо, женщины-репортёры всё чаще снимают войну, пишут о войне, но, как выяснилось, не спешат уйти из зоны конфликта и после окончания военных действий. Надежда Ажгихина:

«Оказалось, что женщины, которые там остаются, журналистки, они не только пишут о восстановлении жизни, они ищут контакты с теми организациями, которые занимаются мирным строительством и пытаются выработать такой новый язык мирного взаимодействия, язык мирной коммуникации».

Эти женщины хотели бы противопоставить вражде, агрессии, мстительности, тлеющим в душах после конфликта, веру в возможность мира. Но ведь дело журналиста – освещать события, а не участвовать в них. Виктория Ивлева не согласна:

«Я как раз считаю, что журналист может сыграть большую роль в любом общественном процессе и в миростроительстве тоже. Всё зависит от того, что ты пишешь и как, под каким углом ты на это смотришь».

Вот как на это смотрит Надежда Ажгихина и её единомышленницы:

«Мы не хотим делать сенсационные материалы. Мы не хотим провоцировать насилие. Это вот наша такая гражданская, человеческая и профессиональная позиция».

Мы, конечно, готовы и делаем всё для того, чтобы объективно передавать информацию, но наша задача всё-таки ещё в том, чтобы показывать возможность для выработки вот этого языка мирной коммуникации для того, чтобы у людей возникала какая-то надежда на то, что эти конфликты не вечны, что можно строить мирные отношения с соседями, что можно преодолеть страх, ужас и вот те несчастья, которых, к сожалению, на сегодняшний день слишком много.

Loading the player ...