Министр Божко: «Казахстан позиционирует себя активным участником антиядерного движения»

Слушать /

В своем выступлении сегодня перед Генеральной Ассамблеей ООН министр по чрезвычайным ситуациям Республики Казахстан Владимир Божко подчеркнул, что политика его страны направлена не только на устранение угрозы ядерных испытаний, но и на глобальный запрет ядерных вооружений.

Напомним, что именно по инициативе Астаны ООН отмечает 29 августа Международный день действий против ядерных испытаний, которому было посвящено заседание сегодняшней Генассамблеи. Казахстан стал первым из постсоветских государств, которое еще в 1991 году объявило о полном отказе от ядерного оружия. Никола Крастев поговорил с министром Божко о перспективах создания безъядерного мира.

*****

ВБ: Вы знаете, что Казахстан позиционирует себя, как один из активных участников антиядерного движения. Президент Казахстана был инициатором ряда существенных инициатив мирового уровня, начиная со времени приобретения Казахстаном суверенитета с 1991 года. 29 августа 1991 года он принял указ о закрытии Семипалатинского полигона, что послужило энергичным толчком в дальнейшем к прекращению ядерных испытаний и в других странах.

Как раз вот эти последовательные шаги после 1991 года и соответствующие резолюции ООН обусловили то, что Казахстан регулярно проводит работу вместе с другими заинтересованными странами по снижению ядерной угрозы. На этом заседании мне от правительства Республики Казахстан предоставлена возможность выступить.

Владимир Божко

НК: Казахстан выдвинул инициативу разработки Универсальной декларации о мире, свободном от ядерного оружия. Насколько реалистично считать, что эта декларация может быть принята и если это произойдет, то каковы реалистичные сроки ее принятия на ваш взгляд?

ВБ: Знаете, есть очень хороший посыл в Библии «Сначала было слово». Как правило, с каждым годом страны мирового сообщества, в том числе используя площадку ООН, обсуждают эту проблему, потому что проблема сама по себе для человечества крайне важная, поскольку несет не только благо, связанное с ядерной энергетикой, но и несет большие опасности, когда атомная энергия, атом вырывается из под контроля человека.

Вы видите уже всем известные Чернобыль, последние события на Фукусиме. Я даже не говорю об опасности применения ядерного оружия. Мир с каждым годом, как мне кажется, я далек, конечно, от дипломатии, но мне как военному человеку мир не кажется со временем все более стабильным. Мы с вами видим развитие событий в различных регионах и при том вблизи мест обладания ядерным оружием, кризисы не исчезают, кризисы, в том числе, не только локального, но и мирового масштаба.

Понятно, что наличие ядерного оружия генерирует искушение каким-то образом или побряцать ядерным оружием или как-то вести политику с учетом наличия у себя за спиной ядерных арсеналов. Запрещение и обеспечение равноправного миропорядка – очень важная задача, которую совместно люди на Земле должны решить.

НК: Как вписывается устранение последствий испытаний на ядерном полигоне в Семипалатинске в деятельность вашего Министерства?

ВБ: Наше Министерство достаточно многогранное: помимо ликвидации чрезвычайных ситуаций природного характера, мы еще несем ответственность за ликвидацию чрезвычайных ситуаций техногенного характера. Мы имеем в своем Министерстве целое управление, которое контролирует объекты, связанные с использованием ядерных материалов, а таких объектов у нас в стране несколько.

Мы являемся самыми крупными производителями урана в мире, у нас есть и предприятия, осуществляющие работу с делящимися (радиоактивными) материалами, я имею ввиду по сборке тепловыделяющих элементов для электростанций, а также несколько ядерных реакторов.

Мы осуществляем контроль за этими объектами вместе с Агентством по атомной энергии. Кроме этого, мы не стоим в стороне от продолжения работы, которая нашей страной проводится очень активно на Семипалатинском ядерном полигоне. Это определение оставшихся зон серьезного загрязнения, возврат в хозяйственный оборот очень больших земель, которые были отведены под Семипалатинский полигон.

Это очень важно, потому что там на этом полигоне есть ряд месторождений полезных ископаемых. Это достаточные площади, которые могли бы быть использованы в сельскохозяйственном производстве. Мы как раз тоже имплементированы в этот процесс. Мы не стоим в стороне, мы являемся одним из активных участников реализации международных программ локализации негативных последствий на Семипалатинском полигоне.

Кроме этого, на нас лежит очень большая ответственность по ликвидации последствий паводков, наводнений, снежных лавин, селевых потоков. У нас силы и средства, которые мы задействуем в гуманитарных операциях, наши спасательные отряды сейчас прорабатывают вместе с подразделениями ООН возможность участия в международных спасательных операциях в разных точках мира. Для этого требуется соответствующая подготовленность специалистов, мы сейчас работаем в этом направлении со штаб-квартирой ООН в Женеве.

У нас есть своя авиация, с помощью которой мы осуществляем эвакуацию наших граждан из стран, где возникают ситуации угрожающие жизни и здоровью наших граждан. Наша авиация также доставляет гуманитарные грузы, вот последние такие операции – мы вывозили в свое время наших граждан из Японии после аварии на АЭС «Фукусима» в марте 2011 года, доставляли туда же гуманитарную помощь на авиа-грузовиках «Ил-76», доставляли гуманитарную помощь и в Пакистан после землетрясения.

Ну и плюс у нас все спасательные подразделения в министерстве: горноспасательные подразделения, также это спасательные подразделения, работающие на особо опасных по загазованности угольных шахтах, наш карагандинский бассейн – один их самых тяжелых в мире.

Сейчас у нас значительно актуализируется работа спасательных подразделений на Каспии, поскольку в сентябре начинается эксплуатация гигантского нефтегазового месторождения Кашаган с очень серьезными геологическими характеристиками внутрипластового давления, доходящего до 800-900 атмосфер и с достаточно сложным составом нефти, имеющей большое количество сероводородных соединений.

Скучать нам никак не приходится, в министерстве -круглосуточная готовность к действию.

НК: Расскажите, пожалуйста, о самом драматическом или тяжелом дне в вашей карьере в министерстве.

ВБ: Самый тяжелый день был, когда нам пришлось ликвидировать последствия взрыва и пожара, произошедших на одной из шахт Караганды, когда мы 30 человек потеряли. По стечению обстоятельств, мне пришлось столкнуться с этим в первый год моей работы в министерстве (2007).

Затем второй, тоже очень непростой момент – это, когда пришлось мобилизовать все управление и с выездом на месте осуществлять работы по устранению последствий наводнений в южно-казахстанской области – у нас практически за сутки было выведено из строя 1500 домов. Зимой там навалило много снега, а потом сутки шел теплый дождь – этот снег моментально превратился в реки воды глубиной метр-полтора и разлился по многим поселкам южно-казахстанской области. Там традиционно здания строятся из самана (высушенная глина) и, понятно, они подмочились и практически разрушились. И вот, пришлось оказать помощь населению в восстановлении этих 1500 домов, организация медицинским обеспечением, продовольствием, питанием, местами временного проживания, палатками.

Вот эти две самые непростые ситуации, которые у меня возникли еще в первый год работы в министерстве.