Международная организация труда помогает Таджикистану бороться с эксплуатацией детей

Слушать /

Программа Международной организации труда по искоренению детского труда (МОТ-ИПЕК) реализует в Центральной Азии региональный проект по ликвидации наихудших форм детского труда в Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане.

В этих странах региона широко распространены такие явления, как торговля детьми в целях трудовой и сексуальной эксплуатации, вредный для здоровья детский труд на плантациях табака, хлопка и риса, принуждение к попрошайничеству и ряд других наихудших форм детского труда.

Наша коллега из московского представительства МОТ Ольга Богданова побеседовала со специалистом Сектора мониторинга детского труда при Министерстве труда и социальной защиты Таджикистана Ахадом Оташеховым, который занимается мониторингом детского труда в рамках проекта МОТ-ИПЕК.

*****

O.Б: Вы являетесь наблюдателем или монитором ( такой профессиональный термин ) детского труда. Только что мы наблюдали Вас за работой, когда Вы ходили по рынку, что называется, отслеживали работающих детей, расскажите, как вы работаете.

Мы, мониторы, прошли обучение по проблематике работы с детьми, которые находятся на улице. Это та категория детей, которая, конечно, психологически отличается от тех детей, которые учатся в школе, находятся в полноценных семьях. Эти дети – они дети улиц, поэтому улица воспитала их. Конечно, первый контакт всегда сложен, но нужно быть с ними открытыми и честными до конца. Ты должен назвать своё имя, чтобы в последующем, когда ребенок тебя снова увидит, он мог позвать тебя по имени.

И если где-то проскользнёт какая-то фальшь, они очень психологически подготовленные дети, и они это сразу воспринимают и понимают. Они чувствуют душой, понимаете. Жизнь на улице их воспитала до такой степени, что они уже издалека по Вашей походке, по манере говорить, они определяют, с чем Вы к ним пришли, с добром или всё-таки Вы тоже, так скажем, тот же орган, который сейчас их будет наказывать за их деятельность.

О.Б: Насколько я поняла, самая первая и главная задача – это понять, насколько вовлечён ребёнок в детский труд и насколько этот детский труд оказывает негативное влияние на его физическое состояние и на получение образования. Какие вопросы Вы им задаёте? Как я видела, в конце своего обхода рынка Вы заполняете такую форму специальную. Какие параметры Вы фиксируете?

Сначала мы ведём наблюдение. Придя на рынок, мы наблюдаем за контингентом работающих детей, определяем, это те самые работающие дети или всё-таки они пришли с родителями и помогают родителям в данный момент. Мы выясняем по нашим параметрам, что именно это дети работающие, которые работают по найму. Следующее, что бросается в глаза – это то, как они одеты и их физическое состояние. У них изможденные лица и всегда эти дети отстают в своем физическом развитии от своих сверстников.

Также, мы обратили внимание на то, что когда мы задавали вопрос "Cколько тебе лет?" – он говорит, что ему 15 лет, но выглядит он всегда на 12-13 лет. Это уже первый признак того, что ребенок занят непосильным физическим трудом, который оказал на него такое влияние.

При заполнении мы фиксируем данные о том, как его зовут и сколько ему лет, его вид деятельности и адрес, где мы с ним могли бы еще встретиться. Вот эти первые данные, которые мы всегда собираем о наших бенефициантах.

О.Б: Чтобы наши слушатели понимали, о какой категории работающих детей идет речь, я скажу, что на этом рынке работают так называемые «тачкисты» – это дети, которые возят непомерно большие для их роста и возраста тележки с грузами, которые и взрослому не всегда бывает легко сдвинуть с места. Делают они это под палящим солнцем, целый день, в чудовищных условиях. Скажите, после того, как вы зафиксировали факт детского труда и зафиксировали данные конкретного ребенка, насколько я понимаю работа наблюдателей на этом не заканчивается?

Совершенно верно. После того, как мы выявляем данные ребенка, мы, конечно, знакомимся с родителями. Мы представляемся и даем им понять, что мы являемся представителями государственного аппарата, который будет заниматься этими детьми и их проблемами. Мы знакомим их с нашим центром, где дети будут проходить реабилитацию.

Конечно, потом мы уже проводим беседы с родителями и объясняем им, насколько вреден детский труд. Говорим о том, что сейчас мы, и в том числе наши государственные органы, готовы оказать содействие тому, чтобы ребенок ушел с улицы и вернулся обучаться в школу. Родителям мы предлагаем альтернативу, чтобы они работали вместо своих детей, а это дополнительные курсы, открытие своего малого бизнеса и т.д.

Loading the player ...