Как ООН может помочь в урегулировании водных проблем в Центральной Азии

Слушать /

В понедельник руководитель Регионального центра ООН по превентивной дипломатии для Центральной Азии Мирослав Йенча рассказал членам Совета Безопасности о деятельности возглавляемого им учреждения.

Напомним, что созданный более пяти лет назад Центр занимается поддержкой регионального сотрудничества по целому ряду вопросов: от борьбы с терроризмом и наркотрафиком до деятельности по восстановлению Афганистана и управлению трансграничными водными ресурсами.

После брифинга в Совбезе Мирослав Йенча согласился дать интервью нашему Радио.

Артем Пащенко попросил его рассказать о деятельности Центра в области решения водных проблем региона.

*****

МЙ: Это, конечно, вопросы, связанные с водой, энергией, использованием водных ресурсов, окружающей средой, в связи с тем, что Всемирный банк заканчивает подготовку анализа рисков одной из больших плотин, которая планируется на территории Таджикистана.

АП: Председатель Совета Безопасности высоко отметила работу Центра. Она говорила о новой инициативе Центра по превентивной дипломатии в области управления водными ресурсами. Расскажите о ней подробнее.

МЙ: Региональный центр подготовил проект усовершенствования механизма правовых отношений в области использования водных ресурсов в Центральной Азии.

Есть два очень важных договора, которые регулируют вопросы, связанные с водными ресурсами трансграничных рек. Это – Конвенция 1992 года Европейской экономической комиссии ООН и Конвенция 1997 года. Но эти договоры – глобальные.

С этой точки зрения, нужны, и такой опыт в мире есть, инструменты, которые будут отражать специфику региона.

Поэтому Центр предложил такой правовой механизм, и мы провели консультации. Пока мы их провели в Казахстане, Таджикистане, Туркменистане и Кыргызстане.

Первый опыт этих дискуссий очень хороший. Было очень много предложений, как со стороны стран верховья, так и со стороны стран низовья. Мы хотели бы продолжить этот процесс с тем, чтобы он охватил все страны региона и, может быть, в будущем Афганистан, потому что Афганистан, как вы знаете, тоже является страной Аральского бассейна.

Этот механизм, с одной стороны, опирается на конвенции, о которых я говорил, и в то же время учитывает специфику центральноазиатского региона. В нем предлагается конкретный механизм разрешения споров. В этом, я бы сказал, новизна нашего подхода. Мы бы хотели, чтобы страны Центральной Азии начали конкретные переговоры о современном механизме управления трансграничными водными ресурсами, который необходим региону.

Мирослав Йенча

АП: Как страны региона оценивают данный механизм? Как долго продлится подготовительный этап и когда начнется его реализация?

МЙ: Мы пока находимся на начальной стадии. Пока мы на уровне стран, а не на уровне региона, обсуждаем их точку зрения.

Наше видение таково, что постепенно, по мере того, как мы будем получать предложения разных стран, мы будем их внедрять в наш проект, и, когда подойдет время и появится политическая воля для того, чтобы начать переговоры о региональном механизме, конечно, мы без замедления начнем такой процесс.

Здесь надо сказать, что мы должны очень осторожно подходить к этому деликатному вопросу. Страны Центральной Азии стали независимыми больше 20 лет назад, и все это время ведутся переговоры по этому вопросу, но сказать, что страны нашли понимание пока невозможно, потому что мы говорим здесь не только о воде как источнике жизни, но и о воде, которая нужна в экономических, энергетических, сельскохозяйственных целях.

Поэтому поиск компромисса, который будет удовлетворять все страны региона, – действительно очень тяжелый процесс.

Loading the player ...