Грызун «голый землекоп» бросает вызов раку

Слушать /

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), рак является одним из заболеваний с самым высоким количеством жертв, причем 70% людей, умерших в результате онкологических заболеваний, приходится на долю стран с низким и среднем уровнем доходов. Напомним, что буквально на днях Всемирный банк зачислил Россию в список стран с высоким уровнем доходов.

Двое ученых из России, семейная пара – Андрей Силуянов и Вера Горбунова – преподают в американском университете Рочестера в штате Нью-Йорк. В последние несколько лет их научные изыскания направлены на изучение странного, может даже и немного страшноватого зверька, – голого землекопа. В нем, точнее в химическом соединении «гиалуроновая кислота», которое вырабатывается в организме этого грызуна, возможно, находится ключ к лечению рака.

Никола Крастев поговорил с Верой Горбуновой о том, как были обнаружены необыкновенные свойства гиалуроновой кислоты.

*****

ВГ: Обнаружили мы это достаточно случайно. Мы начали заниматься исследованиями голого землекопа потому, что нас интересовало, во-первых, его долголетие – такой маленький грызун размером с мышь, но живет в 10 раз больше, то есть это как если представить себе, что были бы люди, которые могут жить 1000 лет – такое же сравнение, в 10 раз длиннее. Поэтому мы начали заниматься ими, и потом нас заинтересовала их удивительная устойчивость к раку. Это были два вопроса, но мы не знали с чего начать, потому что, вот, перед тобой этот зверек, почему-то он не болеет раком и даже искусственно у него не вызвать рак, в чем же тут дело?

Андрей Силуянов и Вера Горбунова

Мы начали с того, что сделали биопсии клеток, стали выращивать эти клетки в лаборатории и смотреть, как они себя ведут. Оказалось, что клетки не любят расти близко друг к другу. Если человеческие клетки образуют как бы такую пленку, зарастают на всей поверхности лабораторной чашки, то эти клетки останавливались, не хотели близко друг к другу расти. Мы стали тогда этот феномен изучать, оказалось, что это зависит от одного гена, Р-16, который тоже важен в раке. Вот, у человека с раковыми опухолями он очень часто мутирован. Этот ген был важен для того, чтобы клетки голого землекопа близко друг к другу не росли. Мы тогда еще не знали, почему клетки останавливают свой рост, как они знают, что им надо перестать делиться? И мы стали искать, что это за сигнал, который их останавливает.

И тогда мы заметили, что среда вязкая становится на этих чашках, и это было достаточно неудобно в какой-то степени, потому, что эта вязкая среда начала забивать пипетки, трубки, с которыми мы работали. Мешала людям, которые пересаживали клетки из одной чашки в другую. И тогда Андрей Силуянов решил, что нужно обязательно выяснить, что же это за вязкая такая субстанция?

В конце концов, наш аспирант – к тому времени он уже немного отчаялся – сел за компьютер и стал на Google смотреть всякие вязкие химические соединения и один из них оказался гиалуроновая кислота. Самое интересное, конечно, произошло дальше, когда он продолжал расти в клетке в присутствии энзима, который расщепляет гиалуроновую кислоту. И мы увидели, что клетки теперь растут близко друг к другу. То есть, это тот самый первый феномен, который мы увидели, который мы связали с устойчивостью к раку – он исчез, когда мы убрали гиалуроновую кислоту.

Дальше мы уже поняли, что мы нашли что-то очень интересное, стали это продолжать, определили ген, который ответствен за производство гиалуроновой кислоты, то есть возможно специально ингибировать этот один ген. Мы его ингибировали в клетках голого землекопа, и тогда эти клетки стали образовывать опухоли, хотя до этого невозможно было из этих клеток получить опухоль.

Наносить гиалуроновую кислоту на кожу, инъекции делать – это, я думаю, совершенно не опасно, потому что это уже делается с более короткими формами молекулы вещества. Вопрос борьбы с раком немножко более сложный потому, что первичные опухоли наши хирурги и так умеют хорошо вырезать. То есть основная проблема борьбы с раком – это борьба с метастазами.

Здесь уже просто инъекцией не обойтись, потому что врач никогда не знает точно, где эти метастазы могут оказаться. То есть то, что мы хотим разрабатывать – как при помощи всяких лекарств изменять производство или, наоборот, деградацию этой гиалуроновой кислоты. Пока мы, конечно, не знаем, какой эффект будут иметь такие лекарства на организм, то есть их обязательно нужно сперва проверить на животных.

Loading the player ...