Беларусь: прочность семейных уз – под ударом

Слушать /

Татьяна Гапличник

11 июня были представлены результаты первого исследования тенденций в области брака в Беларуси за последние 60 лет. Его инициаторами стали Фонд ООН в области народонаселения, Детский фонд ООН и Департамент по экономическим и социальным вопросам. Оказалось, что за последние 60 лет число разводов в стране удвоилось, и по их количеству Беларусь вышла на второе место в мире после России.

Никола Крастев поговорил по теме этого исследования с Татьяной Гапличник, координатором программ Фонда ООН в области народонаселения в Беларуси.

*****

НК: Как семейная ситуация в Беларуси вписывается в общеевропейские тенденции, в чем сходства, в чем отличия?

ТГ: Есть какие-то тенденции, которые, безусловно, идут вместе с европейскими, скажем, рост возраста вступления в брак, так же как идет возраст рождения первых детей – он увеличивается. Тенденция увеличения по возрасту – это тенденция за последние, наверное, несколько десятилетий. То есть невесты и женихи становятся более зрелыми. В отличие, скажем от остальной Европы, сам уровень браков и разводов в Беларуси -очень высокий. Есть такой показатель – общий уровень браков и разводов на тысячу населения. Вот эти цифры – они в разы выше в Беларуси, чем по Европе. Первой идет Россия, потом практически где-то на этом же уровне Беларусь, а дальше следуют с очень большим отрывом другие страны, даже в Украине эта цифра в два раза меньше. Частично это, наверное, можно объяснить тем, что в отличие от той же Западной Европы у нас до сих пор остается довольно малый процент людей, которые никогда не вступали в брак. Скажем, по результатам за последнее десятилетие, эта цифра немножко подрастает, но все равно, это не более пяти процентов, чуть-чуть ниже у мужчин, чуть-чуть выше у женщин – это количество людей, которые к 50-ти годам, то есть, условно говоря, когда репродуктивный возраст заканчивается, ни разу не состояли в зарегистрированном браке. В Европе эти цифры уже перевалили за 10, за 15, где-то даже за 20 процентов. У нас эта цифра до сих пор остается низкой, соответственно, у нас более высокое количество браков и более высокое количество разводов.

НК: Чем это объяснить – что в Беларуси значительно меньше людей, оставшихся вне брака?

ТГ: На самом деле Европа ведь тоже разная, скажем, есть более традиционные части, как правило юг Европы: там выше всегда и какие-то семейные ценности, устои. Вот у нас в Беларуси та же самая ситуация. Это даже удивительно, страна относительно небольшая, нас там 9,5 миллионов, уже даже немножко меньше, и все же в стране достаточно ощутимая разница в уровне разводимости по регионам. Допустим, западные регионы, где больше католиков, районы, которые граничат с Польшей и с Литвой – там уровень разводов ниже, он приближен к западноевропейским цифрам. А восточные области и Минск лидируют по количеству разводов. Это ориентация, как мне кажется, на какие-то старые ценности, устои, того, что брак должен быть зарегистрирован. Хотя мы и движемся по пути увеличения количества незарегистрированных браков и увеличения количества детей, рожденных в незарегистрированных браках, в этом смысле европеизация началась немножко позже, в западных регионах сказываются еще религиозно-культурные факторы, там и рождаемость повыше и разводов поменьше.

НК: Некоторые сопоставления по этим показателям с Россией и Украиной?

ТГ: По каким-то общим коэффициентам, скажем там, уровень разводимости – он один и тот же практически с Россией, с Россией мы очень похожи. С Украиной по уровню разводов мы расходимся, в Украине он ниже. Как это объяснить, мне сложно сказать хотя, как мне кажется, внутри Украины тоже будет разброс по показателям между Западной и Восточной Украиной и между регионами. Нам сложно сказать, однако, с уверенностью поскольку мы не знакомы с аналитикой по Украине, это тема отдельного исследования.

Loading the player ...