Членам ООН не нравится ярлык «иностранного агента» для российских НКО

Слушать /

На днях Совет ООН по правам человека (СПЧ) заслушал отчет Российской Федерации о выполнении ее обязательств в сфере защиты прав человека. Рассмотрение доклада проходило в рамках процедуры, известной как Универсальный периодический обзор.

Это контрольный механизм СПЧ, который помогает оценить приверженность каждого из 193 членов ООН своим обязательствам в области прав человека. В первый раз Россия прошла эту процедуру в 2009 году. Нынешний доклад был представлен в рамках второго цикла обзора.

С подробностями – Наталия Терехова.

*****

Для презентации национального доклада в Женеву прибыла представительная российская делегация под руководством министра юстиции Александра Коновалова. Кстати, именно он возглавлял российскую делегацию и четыре года назад, когда страна впервые отчитывалась перед Советом ООН по правам человека. Тогда Москва приняла свыше 70% вынесенных рекомендаций. И, по словам г-на Коновалова, сочла их серьезным фактором повышения эффективности защиты прав россиян:

«Рекомендации, которые были получены нашей страной 4 года назад в рамках прохождения первой процедуры периодического обзора, стали дополнительной важной гарантией тренда в сторону повышения качества соблюдения прав человека и эффективности механизмов их защиты».

Говоря о позитивных сдвигах в деле соблюдения прав человека, произошедших в России после отчета в ООН, г-н Коновалов коснулся положения дел в пенитенциарной системе. Он отметил, что за 4 года в этой сфере был сделан «беспрецедентный шаг вперед». По его словам, в результате широкомасштабной реформы пенитенциарной системы была существенно расширена вариативность наказаний, в том числе за счет альтернативных наказаний, которые не связаны с изоляцией от общества. Результаты не замедлили сказаться, заявил министр юстиции:

«Впервые за многие десятилетия количество лиц, осужденных к изоляции от общества, к тюремному заключению в РФ стало меньше, чем 600 000 человек. На сегодняшний день эта цифра балансирует где-то в районе 570-575 000 человек – тех, кто осужден к пребыванию в местах лишения свободы. Напомню, что на момент представления прошлого периодического обзора в начале 2009 года эта цифра приближалась к миллиону».

Развернутые в последние 4 года меры по борьбе с коррупцией также носят беспрецедентный характер, сообщил г-н Коновалов. В стране созданы системные предпосылки для противодействия мздоимству – дополнено антикоррупционное законодательство, расширяется сотрудничество с международными организациями, в том числе со структурами ООН:

«Конечно, мы далеки от идеальной ситуации, но определенные шаги в направлении освобождения нашей страны от коррупционных проявлений уже сделаны».

Александр Коновалов упомянул и реформу полицейских органов, проведенную в 2011 году, в результате которой они были «перегруппированы»:

«Созданы дополнительные гарантии лимитов их деятельности по проникновению в частные права и свободы граждан, населения. Созданы определенные дополнительные механизмы, направленные на искоренение и предотвращение всех форм пыток или жестокого обращения».

Министр юстиции также сообщил, что российские власти предпринимают шаги по повышению уровня независимости судов и обеспечения их открытости. Так, в интернете теперь можно найти все тексты судебных актов, которые вступили в законную силу, отметил г-н Коновалов. Он подробно описал целый ряд законодательных инициатив по повышению прозрачности российской судебной системы, которые были уже приняты или находятся сейчас на стадии обсуждения:

«На сегодняшний момент в парламенте РФ рассматривается законопроект, который пресекает так называемое «непроцессуальное обращение» к российским судьям, т.е. попытки любых субъектов – будь то государственные чиновники, либо частные лица – пытаться влиять или воздействовать на процесс рассмотрения судебных дел, тем более на вынесение решения».

Львиную долю своего выступления г-н министр посвятил вопросам расширения участия гражданского общества в процессе принятия решений органами публичной власти. Он рассказал о создании общественных советов практически при всех государственных институтах России.

Их задача, среди прочего, – участвовать в обсуждении нормативно-правовых актов, без которого эти документы не могут быть направлены в органы власти для дальнейшего согласования. Г-н Коновалов коснулся и таких механизмов участия граждан в процессе принятия решений и управления, как «российская общественная инициатива», мониторинг правового применения, проведение «независимых антикоррупционных экспертиз», «электронное правительство»:

«Впервые, пожалуй, за всю историю России общественный анализ и общественный запрос в области законотворчества приобретают стабильное место в системе подготовки новых законов и оценки регулирующего воздействия существующих законов».

Однако не надо думать, что свое выступление г-н Коновалов зачитывал «в розовых очках». Он дал достаточно адекватную оценку нынешнему состоянию дел в области соблюдения прав человека, упомянув ряд «системных рисков», которые сохраняют свое негативное воздействие на правозащитную сферу:

«Мы далеки от иллюзорного представления о том, что с гарантиями прав и свобод человека и гражданина в РФ сегодня абсолютно все благополучно. В частности, мы оцениваем и системные риски, которые продолжают сохранять наиболее важное значение для нас…К числу этих системных рисков я отнес бы … сохраняющуюся тенденцию к произвольному принятию решений, ущемляющих интересы граждан, которые принимаются носителями определенных полномочий, в том числе государственными и муниципальными служащими».

В этом контексте российский министр юстиции посетовал на «недостаточную оперативность судебной системы, которая не всегда своевременно реагирует на нарушения прав человека» и на «сохраняющуюся агрессию и низкую культуру общественно-политического диалога в обществе».

После представления национального доклада России члены Совета ООН по правам человека приступили к интерактивному обсуждению услышанного. Отчет РФ вызвал большой интереc, в дебатах приняли участие 104 государства. По регламенту каждому из них на выступление была выделена 1 минута и 7 секунд.

Представители Австралии, Австрии, Бельгии, Германии, Ирландии, Италии, Латвии, Норвегии, Польши, Республики Корея, Словакии, США, Швейцарии, Швеции и ряда других стран посвятили свои 67 секунд теме давления на российские неправительственные организации и требований к ним регистрироваться в качестве «иностранных агентов».

Первым с призывом пересмотреть эти требования к российской делегации обратился постоянный представитель ФРГ при Европейском отделении ООН в Женеве, посол Ханс Шумахер. В связи с отсутствием времени для обсуждения он сразу же перешел к рекомендациям:

«Прежде всего, необходимо пересмотреть законодательство, требующее от неправительственных организаций, получающих финансирование из-за границы, регистрации в качестве «иностранных агентов».

Подавляющее большинство европейских и латиноамериканских делегаций так или иначе касались трех главных тем: необходимости пересмотра законодательства об НКО, обеспечения наказания виновных в запугиванияз и нападениях на правозащитников и журналистов, а также защиты прав сексуальных меньшинств.

На вопрос о статусе «иностранного агента» министр юстиции ответил так:

«Статус этого «иностранного агента» абсолютно никаких ограничений, тем более санкций, на носителя этого статуса не предполагает. Это значит, что приобретение этого статуса, который – подчеркну – приобретается исключительно добровольно самой организацией в порядке декларирования, носит исключительно информативный характер».

«Санкции могут наступать только за несоблюдение установленного законом порядка информирования и декларирования, но делаться это может только в судебном порядке», – уточнил г-н Коновалов. Он пригласил члена российской делегации, представителя Генпрокуратуры Александра Жафярова разъяснить суть масштабных проверок НКО, начавшихся в России в марте:

«Проводимые прокуратурой проверки носят плановый характер. Они никоим образом не ограничивают деятельность проверяемых организаций, и в части иностранного финансирования направлены на установление организаций, которые получают иностранные деньги и одновременно занимаются внутриполитической деятельностью».

В результате проверок планируется побудить эти организации зарегистрироваться в качестве «иностранных агентов», так как это будет способствовать повышению прозрачности их деятельности и информированности российского общества о том, в каком качестве они выступают и чьи интересы представляют на политическом поле России, — заявил представитель Генпрокуратуры.

Но, похоже, что эти объяснения не удовлетворили делегатов. В итоговом документе по российскому докладу содержится 231 рекомендация. Центральное место среди них занимают призывы отменить инспекции НКО, пересмотреть законодательство, требующее от неправительственных организаций, получающих финансирование из-за границы, регистрации в качестве «иностранных агентов», и привести его в соответствие с международными стандартами в области прав человека.

В сентябре, на 24-й сессии Совета ООН по правам человека России предстоит отчитаться о выполнении всех полученных рекомендаций.

Loading the player ...