ООН в Сибири: резолюции игровые, страсти настоящие

Слушать /

С 14 по 19 апреля под эгидой Российской ассоциации содействия ООН в Москве прошла 14-ая международная встреча «Модель ООН». В ней приняли участие свыше 670 молодых людей из 28 стран. Цель «Модели ООН» в России – способствовать формированию гражданского общества, привлекая молодежь, в частности, студенчество к актуальным международным проблемам.

В рамках инициативы «Модель ООН» группа студентов Сибирского Федерального Университета из Красноярска в последние два года активно вовлечена в эту учебно-ознакомительную игру, где каждый участник представляет определенную страну – члена международного сообщества.

По словам инициатора игры, Василия Никуленкова, студенты увлечено штудируют историю и национальные характеристики выбранного государства, между ними проходят напряженные дипломатические прения, тщательно разрабатываются проекты резолюций. Играя в ООН, сибирские студенты пытаются максимально воссоздать атмосферу и расстановку сил в настоящей ООН, находящейся всего лишь в 9 тысячах километрах на запад.

Студенты убеждены, что «игра в ООН» учит их дипломатическим навыкам, способности принять разные точки зрения, а также развивает умение добиваться своих политических целей так, чтобы у их партнеров не создавалось ощущения, что это происходит за их счет. Организатор сибирской «Модели ООН», Василий Никуленков, рассказал Радио ООН о том, как проходит эксперимент.

*****

Я был в Министерстве иностранных дел в 2011 году, там Вадим Борисович Луков – чрезвычайный и полномочный посол нам рассказывал о том, что сегодня происходит с реформированием Совета Безопасности ООН и кто туда хочет попасть. Что касается следующего вопроса – хорошо ли студенты разбираются в отличиях между функциями Генеральной Ассамблеи и Советом Безопасности – разбираются они, конечно же, смутно. Разбираются они довольно поверхностно – на том уровне школьных и университетских знаний, которые у них есть, до того как они пришли играть в «Модель ООН».

 После того, как они приходят играть в Модель, они четко понимают, что такое Совет Безопасности, многие даже пытаются – когда мы выбираем повестку дня – попасть именно туда и занять эти почетные пять мест (постоянных членов с правом на вето). Они очень гордятся, что Российская Федерация входит в Совбез и это подчеркивает наш внешнеполитический статус, который мы сохраняем. Вот на этом пока что еще эмоциональном уровне они понимают, что такое Совбез, что такое Генассамблея, для них это такая, более высокая традиция международная, не более того. В тонкости, конечно, я их не направлял, только редкие студенты в эти тонкости вдаются: заходят на сайт ООН, читают подробно структуру, основные документы и, конечно же, следят за новостями.

Заседания проходят по-разному, скажем так. Проходят они по разному с первого заседания ЭКОСОС в 2010 году до пятой, крупной сессии в 2012 году, когда мы целых пять органов ООН параллельно моделировали. Для кого-то это просто бюрократическое мероприятие в дипломатии, они приходят туда с уставом, с регламентом проведения, четко следят за порядком, выдвигают ноты протеста, следят за нарушениями процедуры, выдвигают какие-то свои предложения, поправки и прочее. Все это замечательно, потому что в итоге стоит резолюция. В итоге стоит обдуманный, мыслительный продукт, который будет полезен всему человечеству.

 Это студенты четко понимают, несмотря на то, что заседания иногда могут проходить скучно. В итоге мы подписываем этот документ и цель выполнена. Что касается других студентов, тех, например, что участвуют в работе Комиссии по международному праву, – здесь тоже все проходит достаточно эмоционально. На повестке дня стоят спорные территории, вы можете себе представить, что эта тема представляет собой яблоко раздора, ярко выступил в качестве представителя Израиля студент Роман Курченок.

То, как проходят заседания, зависит еще от психологических особенностей участников, безусловно, это зависит и от повестки дня. То есть, если у нас на ЮНИДО представляли уровень промышленного развития стран третьего мира – мы ушли в политику, безусловно, без нее, политики – никуда, она кроется и в экономике, в политике и причина конфликтов и мировых войн и прочее. Тем не менее, уровень уже был немножко другой. Я говорю «Ребята, смотрите, позиция начинается со слова «рекомендует», «советует», это же не обязывает. Почему вы так боретесь, отстаиваете каждую букву в этой резолюции»? А они отвечают «Почему? Это же ведь наша личная дипломатическая победа, для этого мы сюда и пришли». Вот это я уже считаю высшей похвалой с точки зрения педагогического мастерства, когда достигаешь именно вот такой борьбы: когда люди, не имеющие отношения к специальности международной дипломатии или к международным отношениям, – они входят в сильный азарт и таким образом играют в Модель ООН. За последние два года у нас прошло пять сессий, на которых мы моделировали 10 различных органов ООН.

Например, в рамках Специального комитета по операциям по поддержанию мира мы рассматривали сильные и слабые места государства, и на повестке дня стоял вопрос создания проекта «Оранжевой революции» в той или иной стране. Это очень актуально, Россия через это недавно проходила – не получилось, 2012 год не оправдался. Это пережила Украина, пережили ряд арабских и африканских стран, и я думаю, мы еще не подписали резолюцию, но мы внесли достаточно предложений нашего Специального комитета для того чтобы потом сделать какое-то оригинальное заявление для мирового сообщества. Я еще раз повторюсь – наша специфика в том, чтобы наши резолюции обязательно имели отдачу и обязательно имели обратную связь.

Что касается 2013 года, то, конечно же, планируется вывести красноярскую модель ООН на международный уровень. То есть эти два года я как гражданский, общественный инициатор проекта вел его, тащил за собой, мог бросить, потому что у меня не было поддержки – ни информационной, ни финансовой тем более. У меня не было ресурса времени, я вынужден был изготавливать и сертификаты, и дипломы, и повестку дня распечатать, нужно было найти необходимые презентационные материалы. Я был в Москве в пресс-центре ООН, привез оттуда журналы СМИ, то есть вот такое подвижничество, конечно, оно иногда надоедает, но с каждой новой сессией мне, конечно, хотелось продолжать данный проект, я зажигался снова и снова. Но теперь красноярский губернатор Лев Кузнецов слетал в Нью-Йорк, там они обсудили с Генеральным секретарем ООН Пан Ги Муном открытие Международного молодежного центра в Красноярске «ООН – мой друг», и Сибирский федеральный университет занял активную позицию как международный игрок в образовании и, я думаю, что теперь «Модель ООН» по достоинству оценят, она будет ярким таким проектом, брендовым, который будет представлять город Красноярск на международной карте мира. У проекта теперь есть будущее и я его, конечно же, в любом случае бы не бросил, но теперь я не беспокоюсь за его будущее.

«Модель ООН» формирует из студентов универсальных, грамотных людей, владеющих такими гуманитарными науками, как история, политология, иностранные языки, владеющих концепцией внешней политики ряда государств мира, владеющих не только историей выбранной страны, но и историей стран соседей и мыслящих, конечно, глобально, мыслящих людей – ведь многим невыгодно, чтобы молодежь мыслила. Многим, мы знаем, выгодно, чтобы молодежь продолжала играть в КВН, собственно, и не беспокоилась о мировой политике – я этого не хочу. Поэтому я организовал и провел «Модель ООН» под грифом «Народная дипломатическая школа».

Она не имеет никакого отношения к обеспеченным молодым людям, у которых купленные места в администрациях глобальных компаний или еще где-то там. Меня интересует судьба простого сибирского студента, у которого нет шансов в плане учебы в МГИМО, у которого не светится блестящая карьера ввиду того, что нет дружбы с олигархом, я прилагаю свои усилия на пользу именно таким людям. Народная дипломатия для меня на данный момент – приоритет, я думаю, что я делаю все, для того чтобы ее развивать на пользу непривилегированных сибирских студентов.

Loading the player ...