Малые ГЭС – ключ к водному балансу в Центральной Азии: интервью с замминистром по водному хозяйству Узбекистана

Слушать /

Воды в мире – свыше миллиарда кубических километров. Кажется, хватит на всех. Тем не менее, во многих районах нехватка воды приводит либо к опустыниванию, либо к ограниченному режиму подачи воды, что оказывает негативное воздействие на экономику и на качество жизни людей.

Центральная Азия – один из таких регионов. Воды в регионе достаточно, однако ее распределение очень неравномерно. В Таджикистане и Кыргызстане берут начало крупнейшие водные источники Центральной Азии, однако по пути до стран низовья – Туркменистана и Узбекистана, и в меньшей степени Казахстана, поток воды значительно ослабевает. 22 марта в штаб-квартире ООН состоится интерактивный диалог на высоком уровне по вопросам международного водного сотрудничества. В нем примут активное участие Таджикистан и Узбекистан.

Мы уже разговаривали с министром водного хозяйства Таджикистана Рахматом Бобокалоновым. Предлагаем вашему вниманию точку зрения заместителя министра водного и сельского хозяйства Узбекистана Шавката Хамраева.

*******

ШХ: Представители Узбекистана примут самое активное участие в интерактивном диалоге. Узбекистан никогда не пропускает важные совещания по водным вопросам, мы всегда принимаем участие, в этом интерактивном диалоге тоже примем активное участие.

НК: Каковы приоритеты Узбекистана в 2013 году в связи с водным сотрудничеством в Центральной Азии?

ШХ: Основные приоритеты – в первую очередь, мы ведем большую работу по водосбережению, усиление роли международного водного права, за нами и Туркменистан присоединился к международным водным конвенциям, мы принимаем активное участие во всех всемирных водных форумах, международных конгрессах по ирригации и дренажу, Азиатско-Тихоокеанском водном форуме, мы также являемся членом Организации исламского сотрудничества.

Мы будем принимать самое активное участие в форумах международного водного сотрудничества – не только регионального, но и дальнего зарубежья тоже. Наш главный приоритет – это в первую очередь водосбережение и трансграничное водное сотрудничество. Это значит, что по трансграничным рекам мы должны соблюдать установленные международные правила: никто не должен развиваться или строить какие-то объекты за счет ущемления соседних стран. Любое наше действие должно производиться с учетом интересов всех стран региона, мы должны уважать права друг друга, должны думать и об экологии, чтобы не менялся водный баланс региона и, чтобы не оказывалось негативное воздействие на сложившийся сложный экологический и водный баланс региона в связи с изменением климата, в связи с уменьшением площадей ледников -около 30 процентов, должны внедрять эффективную систему совместного использования ресурсов трансграничных рек Центральной Азии.

НК: Не секрет, что существует спор между Таджикистаном и Узбекистаном по проекту Рогунской ГЭС. Эксперты из Всемирного банка проводят экспертизу проекта на прочность. Какова позиция Узбекистана?

ШХ: Мы все время откровенно высказываем нашу позицию, на всех сайтах, Всемирному банку писали много замечаний – насчет проводимой экспертизы, насчет технологии выбора независимых международных экспертов, существует и поговорка: «Заказывает музыку тот, кто за нее платит». Платит, получается, таджикская сторона.

Всемирный банк должен был напрямую финансировать экспертов, но он дал деньги для проведения международной экспертизы Таджикистану, а Таджикистан искусственно выбрал кого надо – они сами подписывают счета и сами платят за проделанную работу. А мы много раз писали, что надо такую экологическую экспертизу проводить и обращать внимание на геологию района, на техногенные факторы, на водно-экологический режим этих трансграничных рек, однако многие наши вопросы остаются без ответа.

Не получив ответа на эти очень сложные и важные вопросы, мы не можем поддержать мнение эксперта какой бы он, эксперт, не был. Мы с самого начала, еще до выбора этих экспертов, в самом начале их работы – мы представили все свои требования, свои позиции. Из-за того, что нет ответов на эти вопросы мы, наверное, будем затрудняться, как принимать или не принимать эти мнения экспертов потому что половинчатым ответом никого нельзя убедить, что экспертиза учла интересы всех сторон.

НК: Существует ли альтернативный вариант при котором интересы и Таджикистана, и Узбекистана могли бы быть удовлетворены?

Конечно, существуют варианты. Вот, например, если посмотреть на сегодняшнюю ситуацию, то гидроэлектростанция Нурекского водохранилища (Таджикистан) – там накапливается вода за счет летнего, вегетационного стока. То есть, когда Узбекистан и Туркменистан мучаются летней вегетацией – они накапливают воду, это факт. В маловодные годы это было очень ощутимо.

По Сырдарье режим работы Токтогульского водохранилища (Кыргызстан) с каскадом гидроэлектростанций, а еще ниже Кайраккумское водохранилище с гидроэлектростанциями – все они искусственно меняют режим рек – превращают важный летний сток в зимний. Зимой нам искусственно паводки создают, а летом – засуху. Особенно это ощущается в маловодные годы. А маловодные годы участились. Даже без Рогунской ГЭС с водохранилищем, без Камбаратинской ГЭС (Кыргызстан) – уже и так довольно ощутимо влияние крупных водохранилищ.

Поэтому, мы за то, что пусть строят, мы и сами строим маленькие ГЭС, которые не меняют водный и экологический режим этой реки, этого бассейна. Главным является ирригационный режим. При ирригационном режиме удовлетворяется спрос на воду потребителей. Эта вода пропускается через турбины и вырабатывается электроэнергия. Если водопотребитель не хочет в это время воду – воду перекрывают, турбины не работают. Это все надо так рассчитать, чтобы и в максимальном режиме электроэнергию выработать и максимально воды накопить для тех или иных водопотребителей.

Поэтому мы считаем альтернативой сооружение малых ГЭС – таких мощностей очень много и в Кыргызстане, и в Таджикистане – неосвоенных. Существуют и другие альтернативные варианты – как в Таджикистане, так и в Кыргызстане. Однако они этим не удовлетворены, они хотят все управление водных ресурсов взять в свои руки, они хотят командовать рекой и диктовать какие-то неординарные условия. Так не может быть, этого никто не допустит. Тем более если сооружаются крупные плотины рекордной высоты – это ведет к техногенным катастрофам – это наблюдается по реке Сырдарье, Камбаратинская ГЭС – там очень сложная ситуация, я бы сказал, что даже хуже, чем Рогунская ГЭС может нанести ущерб Камбаратинская ГЭС 1 и 2.

Поэтому, эти вопросы надо обсудить и проводить, подчеркиваю – независимую международную экспертизу. Надо, чтобы в этой экспертизе мы (Узбекистан) участвовали не как посторонние наблюдатели, а как равно поставленная сторона. В выборе международных экспертов должны участвовать все заинтересованные страны, выбор этих экспертов должен быть взаимно согласован. Я верю все-таки, что наши народы, наши эксперты сделают все для нормального водного сотрудничества во благо, я подчеркиваю – во благо всех стран нашего региона.

Loading the player ...