Что значит быть лесбиянкой в Южной Африке?

Слушать /

Эксперты ООН в области прав человека с тревогой восприняли принятие в первом чтении в России так называемого закона о «пропаганде гомосексуализма». Они опасаются, что он ещё больше осложнит положение людей нетрадиционной сексуальной ориентации, которые и так всё чаще подвергаются притеснению и насилию, и не только в России.

В Южной Африке, например, разворачивается настоящая эпидемия насилия против лесбиянок. Рассказывают наши коллеги с Телевидения ООН.

*****

 «Ты кричишь, просишь о помощи, но никто тебя не слышит».

Когда на Ояму Мбопу напали,  ее крики о помощи остались без ответа. Кейп-Таун – главный туристический центр Южной Африки. Но в пригороде, где живет Ояма, процветает насилие. По данным Интерпола, здесь каждая вторая женщина за свою жизнь будет изнасилована. Лесбиянки, как Ояма, подвергаются особой опасности:

 «В нашем городе быть лесбиянкой очень трудно. Мы всегда — мишени для насилия, и мужчины всегда пытаются показать нам, что, в конечном счете, мы – женщины».

Злоумышленник затащил Ояму в аллею между домами и жестоко изнасиловал. Ояма тогда была 15-летней школьницей и не скрывала того, что лесбиянка. У нее нет ни малейшего сомнения в том, почему на нее напали.

«Из-за моей сексуальной ориентации. Они хотят, чтобы мы «вылечились». Чтобы начали встречаться с мужчинами и стали «нормальными». Они это называют «лечебным» изнасилованием».

Для представительниц нетрадиционной сексуальной ориентации в Южной Африке подобные «лечебные», или «исправительные» изнасилования представляют серьезную опасность.  По оценкам гей-активистов, только в Кейп-Тауне за неделю изнасилованию подвергаются 10 лесбиянок. Начиная с 1998 30 случаев подобных изнасилований закончились смертью женщины.

Отношение к геям и лесбиянкам здесь традиционно негативное – иногда даже со стороны членов их собственных семей. Ояма сказала своей матери, что она лесбиянка, когда ей было 13 лет:

«Все это мне было совершенно, совершенно, совершенно чуждо. Я была в шоке… Я сказала – дочка, это черная магия. Я ее била. Я часто ее била».

Прошло восемь лет, прежде чем мать Оямы смогла принять ее ориентацию:

 «Моя жизнь перевернулась, когда она сказала, как сильно меня любит и принимает то, что я лесбиянка».

 «Да, я приняла своего ребенка такой, какая она есть, и я ее люблю, люблю».

Но для того, чтобы защитить права всех геев Южной Африки, должны быть реализованы соответствующие законы, считает Эдвин Камерон, судья Конституционного суда страны.

«Мы должны изменить отношение общества, полицейских,  должностных лиц – судей, юристов, чиновников.  Нужно провести еще очень большУю работу, чтобы лесбиянки не боялись сообщать властям о нападениях».

С этим согласен Нонсибо Манзини, глава организации «ООН – Женщины» в Южной Африке:

«Правительство Южной Африки, мне кажется, уже много сделало в плане законодательства; теперь нужно сделать так, чтобы когда геи и лесбиянки подвергаются изнасилованию или убийству, власти действовали как можно быстрее, пока не исчезли улики».

Напавший на Ояму был арестован и приговорен к пяти годам тюрьмы, но память о насилии не уходит. Ояма намерена и дальше оставаться самой собой. Она надеется, что настанет время, когда такие, как она, женщины будут приняты в обществе и перестанут жить в страхе:

«Я не хочу зацикливаться на том, что произошло – я хочу учиться, хочу чего-то достичь и в будущем стать успешной женщиной».

Loading the player ...