Языковые трудности детей коренных жителей Дальнего Востока

Слушать /

С 29 по 31 января в штаб-квартире ООН в Нью Йорке прошла встреча международной группы экспертов по вопросам молодежи и коренных народов. С докладом «Молодежь коренных народов: самосознание, проблемы и надежды» на встрече выступил представитель России, 26-летний учитель и журналист с Дальнего Востока Игорь Яндо. Никола Крастев поговорил с Игорем Яндо в кулуарах ООН. Игорь удостоился чести представлять Россию на форуме в результате конкурса, в котором приняли участие свыше 20 соискателей. Сам ненец, он выделяет в своем докладе две взаимосвязанные проблемы в жизни ненцев – образование и отношение к труду:

«О проблемах я знаю очень много, поскольку живу непосредственно там у себя на родине не в городе, а в небольшом населенном пункте. Очень много общаюсь и общался со студентами не только своей народности, но и других народностей, которые проживают у нас в Российской Федерации, проблемы мне известны. Кроме того, мне известны пути решения этих проблем, что можно предложить, чтобы эти проблемы решить. Доклад свой я писал около недели, отправил в Москву и через два дня пришел ответ с тем, что моя работа заняла первое место, и я буду представлять в Нью Йорке молодежь коренных народов Российской Федерации».

В мире насчитывается 370 миллионов коренных жителей, из них 67 миллионов – моложе 30 лет. Встреча в Нью-Йорке имела целью обмен опытом между молодыми представителями коренных народов. На форуме обсуждались также проблемы образования молодёжи, ведь многие зачастую не имеют возможности обучаться в нормальных школах и получать стандартное образование. По словам Игоря Яндо, это особенно актуально для коренных национальностей, проживающих на Дальнем Востоке, поскольку многие из них не изменили кочевой образ жизни:

«Здесь речь идет о коренном населении там, где процентов, наверное, 60 населения живет по-прежнему в чумах, т. е. ведет традиционный кочевой образ жизни и, соответственно, дети тундровиков – так мы их называем – они попадают в интернат, поскольку родители просто не имеют возможности находиться в поселке, они в это время кочуют, живут в тундре».

Ребенок в течение первых шести, семи и даже восьми лет жизни лишен возможности общаться с широким кругом людей, говорит г-н Яндо, то есть навыки коммуникации у него изначально развиты хуже, чем у тех детей, которые ходят в детский сад: 

«Когда дети коренной национальности приходят в школу – в основной своей массе там, где я проживаю, они попадают в интернат. К примеру, у нас ежегодно собирают порядка 600 детей. Из них те, кто идут в первый класс, человек 200. Не все дети знают русский язык. Соответственно, попадая в первый класс – если у них учитель первый владеет ненецким – родным языком и, понятное дело, владеет русским языком, то тогда у детей качество получаемых знаний гораздо выше. Если первым учителем становится учитель, который не говорит на родном языке, соответственно, здесь у детей начинаются проблемы. Ну, это понятно почему – потому что человек не может довести до сознания ребенка те или иные, скажем так, образы. Ни для кого не секрет, что в начальной школе закладываются основы всех знаний. Соответственно, если ребенок эти основы не постиг – то и в дальнейшем у него эти проблемы будут накапливаться как снежный ком».

Дети – в интернате, родители в тундре зачастую по 8-9 месяцев в году, семья собирается вместе только на короткий период летом. Проблем много, однако Игорь Яндо уверен, что при правильном подходе решение всех этих проблем вполне осуществимо.

Loading the player ...