Где будут судить сына Каддафи?

Слушать /

Сейф аль-Ислам

На прошлой неделе Прокурор Международного уголовного суда (МУС) Фату Бенсуда отчиталась в Совете Безопасности о том, как идёт расследование преступлений, совершённых в Ливии в последние месяцы правления режима Каддафи. Речь шла и о перспективах передачи сына Каддафи и бывшего начальника ливийской разведки в руки международного правосудия. Как известно, МУС выдал ордера на их арест, но ливийские власти настаивают на том, что будут судить их сами.

Окончательное решение – за судебной палатой Суда. Продолжает Елена Вапничная.

*****

Сначала поясним, почему Прокурор Международного уголовного суда Фату Бенсуда отчитывалась перед Советом Безопасности. Дело в том, что в феврале 2011 года именно Совет уполномочил прокуратуру МУС заняться расследованием ситуации в Ливии. Уже в конце июня Суд выдал ордера на арест Муамара Каддафи, его сына Сейфа аль-Ислама и бывшего начальника ливийской разведки Абдуллы ас-Сенусси по обвинению в преступлениях против человечности. Как известно, Каддафи был убит, а его сын и аль-Сенусси арестованы: первый в Ливии, второй – в Мавритании. Фату Бенсуда:

« С тех пор, как дело попало в Суд, мы требуем выдачи этих двух обвиняемых. Однако ливийская сторона оспаривает необходимость их передачи в Международный уголовный суд, мотивируя это тем, что они сами способны провести расследование и судебный процесс над ними. Судебная палата выслушала аргументы всех сторон: обвинения защиты, представителей жертв, все они представили соответствующие документы. Так что решение – за судьями».

Ливийская сторона оспаривает право Международного суда судить Сейфа аль-Ислама, и готовит подобный протест в отношении ас-Сенусси. Прокуроры МУС требуют выдачи обвиняемых в Гаагу, поскольку совсем не уверены, что в Ливии, где при Каддафи система правосудия фактически отсутствовала, есть правовые институты и механизмы, способные гарантировать соблюдение международных норм отправления правосудия:

«Ливия переживает переходный период, там только что назначили членов правительства, они даже ещё не принесли присягу. Там по-прежнему остро стоит проблема безопасности и масса других, включая проблематичность скорого и эффективного рассмотрения дела Сейфа аль-Ислама и других подозреваемых».

Обвинение расследует также и многочисленные случаи изнасилований, как женщин, так и мужчин, информация о которых содержится в отчёте независимой комиссии, учреждённой Советом ООН по правам человека. По мнению членов комиссии, в ходе вооружённого противостояния между правительством и повстанцами, вооружённые бойцы совершали массовые изнасилования мирных жителей.

В то же время сексуальное насилие применялось и против задержанных с целью получения информации или в качестве наказания, причём с обеих сторон. Прокурор сообщила, что учитывая сексуальный характер таких преступлений, сбор доказательств продвигается с трудом. В целом, по словам Фату Бенсуда, ливийские власти не препятствовали осуществлению расследования и сбору свидетельств. Однако в июне четверо сотрудников Суда были арестованы и, несмотря на протесты международной общественности, провели под стражей 26 дней:

«Я считаю, что Совет должен подчеркнуть важность сотрудничества Ливии с Судом и призвать ливийские власти оказать ему полную поддержку. И практически все члены Совета призвали Ливию к сотрудничеству и, что очень важно, потребовали расследовать все преступления, совершённые в этот период».

Фату Бенсуда отметила, что прокуратура занимается также расследованием обстоятельств гибели Муамара Каддафи и поддерживает контакт с НАТО с целью выяснения причин гибели мирных жителей в результате натовских бомбардировок.

Что же касается того, кто всё-таки будет судить приспешников Каддафи, то главный прокурор МУС напомнила, что Суд был создан для уголовного преследования виновных в наиболее тяжких преступлениях в том случае, когда правительства не хотят или не имеют возможности этого сделать:

«Международный уголовный суд – это последняя инстанция. Это не суд первой инстанции. Он не заменяет национальную систему, а дополняет её. Я хочу подчеркнуть, что мы не соревнуемся с национальными судебными органами за право рассмотрения тех или иных дел. Наша задача – не допустить безнаказанности, чтобы в случае совершения подобных преступлений, они расследовались – либо на национальном уровне, либо в МУС».

Loading the player ...