Бывшая модель отстаивает права инвалидов

Слушать /

Евгения Воскобойникова

Помните, как недавно в Московский океанариум не пустили детей с аутизмом? А инвалида-колясочника – в кафе? Увы, эти примеры – не исключение. 13 миллионов российских инвалидов до сих пор по большей части – невидимы, их появление в общественных местах нежелательно, да и зачастую физически невозможно.

Хочется верить, что ратификация Россией Конвенции ООН о правах инвалидов поможет изменить ситуацию. В четверг в нью-йоркской штаб-квартире ООН состоялось мероприятие, посвящённое этому долгожданному событию. Конвенция направлена на ликвидацию дискриминации людей с ограниченными возможностями, гарантирует им право на работу, образование, полноценное участие в жизни общества.

Продолжение темы – в репортаже Елены Вапничной. В нём использованы материалы Телевидения ООН.

*****

«Когда ты выходишь на улицу, на тебя люди смотрят, как будто ты какой-то инопланетянин».

Это Евгения Воскобойникова – наверное, самый известный инвалид в России. Она всегда была на виду, в прошлом – как модель, сейчас как телеведущая. Шесть лет назад в 21 год Женя попала в аварию. Перелом позвоночника. Она говорит, что тогда не могла даже представить, что окажется в инвалидном кресле:

«В то время нельзя было думать вообще ни о чём. То есть когда это произошло, у меня была одна цель – выжить хоть как-то. Потому что врачи делали самые ужасные прогнозы, говоря о том, что я скорее всего там не протяну и полгода и вряд ли я буду вообще сидеть, а уж о том, что я буду ходить, тоже никто не говорил».

Хотя Женя не ходит, она сама водит машину, работает журналистом на телеканале «Дождь», где не боится задавать неудобные вопросы даже президентам:

«Женя, конечно же, – пример и источник вдохновения для других людей с ограниченными возможностями: красивая, молодая, активная, независимая, состоявшийся профессионал. Но вот, например, уходя с работы – из оборудованных по последнему слову техники телестудий, Женя вынуждена порой просить коллег о помощи».

Лифт после шести на работает – лифтёрша, понимаете ли, уходит домой. Так что мужчины-коллеги сносят Женю вниз вместе с коляской. Но тут лифт хотя бы есть, а сколько зданий не оборудованы ни лифтами, ни пандусами… Уж не говоря о том, что инвалидам-колясочникам практически невозможно попасть в музей или театр. А порой и выйти из дома:

«Хотелось бы, наверное, чтобы людей с ограниченными возможностями включали в процесс создания каких-то зданий там, может быть разработку нормативных актов».

Правительство Москвы пообещало, что к 2020 году столица станет «городом без барьеров», то есть инвалиды-колясочники смогут беспрепятственно попасть в любое муниципальное здание. По мнению руководителя Департамента социальной защиты населения Владимира Петросяна, это поможет изменить и отношение общества:

«Я думаю, что создание безбарьерной среды, когда мы добьёмся того, что люди с ограниченными возможностями будут рядом с нами, на остановочных пунктах там транспорта, в поликлинике, в магазине, в театре, в парке и в других местах, это само по себе выработает именно такое отношение москвичей как равного к равному».

А Женя вернулась на подиум – в качестве ведущей показа мод для инвалидов «Кутюр без границ».

В жюри конкурса – ведущие эксперты индустрии моды из 9 стран. Его цель, говорит Женя, собрать международный опыт, творческие идеи для того, чтобы наладить производство функциональной одежды для людей с разными видами инвалидности. Например, «колясочникам» нужна одежда из естественных, эластичных, «дышащих» тканей. Тем, у кого слабая моторика рук, хорошо бы «молнию» заменить на липучки или магниты.

Это – лишь один пример того, как Женя и её единомышленники отстаивают права россиян с ограниченными возможностями.

Она верит, что настанет время, когда человек с инвалидностью перестанет чувствовать себя инопланетянином в собственной стране:

«То, чего добьёмся мы, мы передадим это дальнейшим поколениям. И я думаю, что со временем, конечно, интеграция 100% будет – рано или поздно, неизвестно, какой кровью – малой или большой, обязательно это будет».

Loading the player ...